Вы здесь

«Мы такие же люди, как все!»

«Мы такие же люди, как все!» - Южноуралец - Газета
Просмотров: 
53

Елена Ткаченко дала обещание стать врачом, когда любимая бабушка умерла от инфаркта. А потом хотела уйти из медицины, потому что не смогла помочь больному онкологией отцу — умер на руках у дочери. Но позже поняла, что любимее работы не найти: спасать жизнь человеку и видеть его счастливые глаза — что может быть лучше? 

Медицинские работники ничем не отличаются от других людей: у них тоже есть свои проблемы, заботы и радости...
После школы Елене Лоскутовой, жительнице Уйского района, не удалось поступить в мединститут — баллов не хватило. Зато ее с удовольствием взяли в медицинский колледж города Миасса. После окончания учебы, в 1996 году, выяснилось, что фельдшеры в родном районе не требовались, поэтому девушка приехала в Чебаркуль, где у нее проживала тетя, и осталась здесь жить и работать. В 1999 году родилась Анна, спустя 12 лет — Егор. Дочь сейчас взрослая, живет отдельно от мамы. Сыну 11 лет, он очень самостоятельный ребенок. Поскольку Елены зачастую нет дома, Егор сам может покушать, сходить в школу, сделать уроки и даже принять необходимое лекарство, если потребуется.

Свою трудовую деятельность Елена начала медсестрой, затем стала заведующей приемным отделением. Потом ушла на «скорую», где отработала 17 лет. Фельдшер высшей категории, 46-летняя Елена Ткаченко работает здесь и по сей день. Кроме того, пройдя переобучение, стала совмещать основную работу с должностью рентгенлаборанта. Конечно, тяжело, особенно когда не поспав, после суток на «скорой» приходится выходить в день в рентгенкабинет. 

На самом деле наша героиня всегда была внимательной и заботливой мамой: однажды, когда еще у маленькой дочки Ани возникли речевые нарушения, Елена решила поменять сферу деятельности и отучилась в университете на коррекционного педагога. Дочери помогла, а вот в школе долго работать не смогла — поняла, что медицина тянет. 
Причем в детстве Лена мечтала стать космонавтом и никогда не предполагала, что свяжет свою жизнь с медициной: девушка очень боялась крови. «Вообще я первый медик в семье и последний!» — твердо заявляет Елена Ткаченко, дополняя свой ответ тем, что детям такой судьбы точно не желает. 

Во-первых, это очень тяжелая работа. Когда у всех людей выходные или праздники, у фельдшеров «скорой» наплыв вызовов — бывает до 20-ти за смену. «Зайду домой и прошу сына, чтобы он помолчал немного, дал мне прийти в себя», — рассказывает наша собеседница. Особенно сложно было трудиться с началом COVID-19. Работали по 24 часа. Как утром садились в машину скорой помощи, так и колесили, не заезжая в диспетчерскую. Всю еду, которую брали из дома, уносили обратно — перекусить было некогда. Сейчас у некоторых девчат осталась «память» — контактные дерматиты: приходилось и в жару и в холод находиться в комбинезонах по девять и более часов. Надо было к пациентам ездить, на КТ (компьютерную томографию) в Миасс их доставлять. Девчата простаивали там многочасовые очереди, бывало, теряли сознание. «Оглядываясь назад, думаю — как мы тогда выжили?!» — вздыхает Елена Ткаченко. 

Зато сейчас, по словам фельдшера, ей ничего не страшно. «Надо будет на войне помощь оказывать — значит, это буду делать!» — заявляет наша героиня. 
Второе, почему Елена не хочет, чтобы дети пошли по ее стопам, — это отношение некоторой части населения к медицинским работникам. «Раньше нас ценили, — поясняет фельдшер, — а за последние годы превратили в обслуживающий персонал. Можно сказать, обесценили профессию. Для чего нас вызывают? Вот, к примеру, мужчина, который всю свою жизнь гробил здоровье, пил алкоголь, а в 85 лет захотел разом решить все проблемы и стать здоровым. Не придумано еще молодильных яблок, и на «скорой» у нас нет живой и мертвой воды! Или бабушка, которой не с кем пообщаться — ее дети заняты зарабатыванием денег. Она уверена — мы «должны сидеть возле нее и наблюдать за ее состоянием». А может, просто детям надо почаще звонить своим родителям? Еще вызов: молодой мужчина с температурой тела 37,5. Конечно, мчимся! А где-то в это время по часу ждут «скорую» люди с инфарктом, открытым переломом, попавшие в ДТП...»
Вспоминает Елена Ткаченко, как однажды на вызове ее не выпускал из квартиры пьяный мужчина, заставлявший оказывать помощь своей матери, которой, в общем-то, она и не требовалась. Пришлось фельдшеру вызывать полицейских, двери тогда буквально вышибали. 
На другом вызове Елене заявили: «Вы должны надеть бахилы!» Надела. И со всего маху упала на скользком полу в коридоре со своими чемоданами! После этого мучается болями в коленях. «Мы к экстренным службам относимся — где вы видели, чтобы полицейские или пожарные надевали бахилы? — задает вопрос фельдшер службы «Скорой помощи». — Если человек действительно ждет помощи больному родственнику, ему несложно подготовить проход к кровати и загнуть, к примеру, ковры».
Многие не понимают, что у фельдшера есть лишь несколько минут на один вызов: за это время надо понять, что случилось с пациентом, опросив его или родственников, подумать, каким образом можно помочь и оказать эту помощь. Бывает и такое, что людям предлагают госпитализацию, а они отказываются. Однажды Елене пришлось снова прибегать к помощи полицейских, чтобы убедить мамочку отправиться в больницу с полуторамесячным ребенком. Позже, когда эта женщина увидела фельдшера на улице, поблагодарила и сказала, что еще бы немного времени — и все могло закончиться плачевно. 
Неприятно слышать о том, что фельдшеру на вызове не разрешили воспользоваться туалетом, ответив: «Он у нас не общественный!». Или когда вызвали «скорую» по пьяной лавочке — другу, брату, свату… А когда горе-мамаши сожгли кожу ребенка уксусом, протирая, чтобы сбить температуру тела? Бывает, что фельдшер оказывает помощь малышу, отравившемуся суррогатным алкоголем. Его родители также используют для протирания. Но при высокой температуре он впитывается через поры кожи в организм ребенка за считанные секунды! Но как помочь больному? Позвонить диспетчеру «скорой помощи» по тел. «03» — со стационарного, и «103» — с мобильного, и спросить, что можно предпринять до приезда фельдшера: вам подскажут, какую таблетку выпить или чем протереть тело при температуре, превысившей 38 градусов. Оказывается, обычной водой, которая должна быть на 2 градуса выше, чем температура тела. При этом выпить горячий чай. А вот кутаться под двумя одеялами не следует! И самое главное, советуют фельдшеры, сохранять спокойствие, прилечь, выпить лекарство и подождать некоторое время.

Скорая помощь оказывается по вызову всем без исключения, будь то ВИЧ-инфицированный, больной туберкулезом, человек без определенного места жительства, психически больной человек. Отказать в помощи фельдшер никому не имеет права. Более того, как рассказывает Елена Ткаченко, она всегда носит с собой в сумке все необходимое — медикаменты, бинты, перчатки и др., и не пройдет мимо лежащего на земле человека, даже если от него «дурно пахнет». Так она воспитана, так ее учили, так она понимает свое предназначение в жизни.

«Когда человека не удается спасти — запоминаешь на всю жизнь, — голос собеседницы становится тихим. — Первый такой случай был во время госпрактики в Уйском районе. Меня вызывали: у человека ножевое ранение в легкие. Довезли пациента до больницы, но он умер от потери крови. Я рыдала так, что мне задали вопрос: «Вы что, родственница?» Или один из последних случаев, когда я в Миасс везла мужчину с инфарктом, которому чуть за 50. У него был сильный болевой синдром, я дважды ставила ему обезболивающий препарат. Он, видимо, чувствовал неладное и тихо сказал мне: «Вы наверное, меня в последний путь провожаете...», а потом добавил: «Если выживу, давайте кофе попьем — Вы такая красивая!» А я в бушлате на три размера больше, в медицинской маске — по сути, он только голос мой слышал. Ответила ему: «Это на Вас лекарство так действует!» И снова плакала, когда после часа реанимирования в приемном отделении миасской больницы мы не смогли его спасти… 
Все считают, что если медик, то это другой — «железный» — человек. Но мы такие же люди: у нас две руки, две ноги, одна голова, мы хотим кушать, мы хотим спать. У нас так же есть мужья, дети, свои проблемы. Многие из нас с гипертонией, больными коленями, суставами. Да, мы тоже болеем! Выпьем таблеточку и идем дальше — на свою любимую работу!»
Елена Ткаченко не заходит без конфетки в рентгенкабинет, где все пациенты у нее, независимо от возраста, «девочки» и «мальчики», а дети — «зайчики». Говорит — это привычка. Вот уже на протяжении семи месяцев работы лаборантом она уговаривает малышей: «Зайчик, не будешь плакать — сделаем фотографию, тетя тебе конфетку даст!». И знаете, одно доброе слово помогает больше, чем тонна лекарства. 

«Девушка-энерджайзер» — так называют Елену знакомые. Она успевает все и везде. Сама же признается: «Пробовала вышивать, вязать — не мое. У меня все должно быть быстро: если не сейчас, то никогда!» 

Отдыхать любит дома: ей за счастье навести чистоту, полежать. Часто бывает у своей мамы в Уйском районе, считает, труд на земле придает силы. «Все детство я где-то да занималась: посещала музыкальную школу — играла на балалайке в коллективе из шести человек была единственной девчонкой. Бегала на лыжах, увлекалась художественной гимнастикой», — делится наша героиня. И признается — спорт (движение, физкультура) — это здоровье. Как сам человек захочет построить свою жизнь — так и будет. Хочешь быть здоровым — будешь! Только не надо стонать, если ты способен передвигаться, если видишь и слышишь, можешь обслуживать себя. Кому-то в этом мире намного сложнее!
«Радуйся каждому новому дню, ощущай запах осени, весны, береги свое здоровье заранее, а не начинай это делать, когда и беречь-то уже нечего, никогда не паникуй и просто будь счастлив!» — это советы от красивой, молодой, задорной женщины, которая уж точно знает толк в этой жизни.

Светлана Архипова,
фото предоставила Елена Ткаченко

Похожие новости