Вы здесь

Александр Данилов: «У нас «глухарей» нет»

Александр Данилов: «У нас «глухарей» нет» - Южноуралец - Газета
Просмотров: 
54

15 января — День образования Следственного комитета Российской Федерации. В канун этого праздника мы поговорили с начальником следственного отдела Чебаркуля Александром Даниловым. Он рассказал о самых громких уголовных делах минувшего года и о результатах проверок, которые проводились следователями в случаях, вызвавших наибольший общественный резонанс.

— Александр Александрович, для начала поделитесь, пожалуйста, с нами в общих чертах, каким выдался для Чебаркульского следственного отдела 2021 год?

— В сравнении с 2019 и 2020 годами, сократилось количество выявленных коррупционных преступлений в Чебаркульском районе. Это не говорит о том, что их совсем не было. Они были, но в 2020 году их было гораздо больше. В 2021-м нами было зафиксированно несколько фактов коррупционных проявлений в управлении социальной защиты населения города, но основной объем таких дел относился к Уйскому району, который тоже входит в зону нашей ответственности, там возбуждались дела, касающиеся деятельности глав муниципальных образований.

— Позвольте уточнить, когда вы говорите «в Чебаркульском районе», имеете в виду и городской округ тоже?

— Да. В своей работе мы не рассматриваем городской округ и муниципальный район, как отдельные образования. Для нас это все — «наша территория», как и подведомственный нам Уйский район.

— Расследование каких уголовных дел вы выделили бы особо из общего объема работы отдела за последнее время?

— К таким делам можно относить все преступления, в которых фигурируют несовершеннолетние. В 2020 году нами была выявлена целая серия — более ста преступлений, совершенных группой несовершеннолетних лиц в сфере незаконного оборота наркотиков, а в 2021 году у нас вообще не было ни одного такого преступления. Но, к сожалению, в прошлом году было несколько случаев посягательств на половую неприкосновенность детей. Как вы знаете, борьба с такими преступлениями является одной из приоритетных задач Следственного комитета. Два педофила было поймано на территории Чебаркульского района. В одном случае десятилетняя девочка более года страдала от насильственных действий сексуального характера, совершаемых ее опекуном. Он угрожал ей тем, что отправит ее и брата в детский дом, если она кому-то расскажет о его действиях. Ребенок был замкнутый и долго молчал, но все-таки терпение девочки лопнуло, и она поделилась информацией о невыносимой для нее ситуации взрослому человеку, которому доверяла.

— У этого насильника не было жены, которая могла бы защитить ребенка?

— Изначально этих детей оформляла под опеку его жена, а потом она умерла, и детей передали под опеку ему. В настоящее время это дело уже направлено в суд и ему вынесен суровый приговор — 20 лет лишения свободы в колонии строго режима. Причем в результате проведения комплексной сексолого-психиатрической экспертизы его признали больным педофилией.

— Заключение под стражей могут заменить ему принудительным лечением в психиатрической клинике?

— Нет, такое возможно только для невменяемых людей. В этом случае фигурант полностью вменяем и будет отбывать свой срок там, где постановил суд.

— А какой второй случай в Чебаркульском районе?

— Второй случай произошел в одной из деревень. Пожилой мужчина возрастом старше 70-ти лет заманил в сарай одиннадцатилетнюю соседскую девочку, где  совершил насильственные действия сексуального характера. В настоящее время он содержится под стражей и его дело уже направлено в суд.

— Уверен, расследовать дела о педофилии сложно еще и с моральной точки зрения...

— Главная сложность в том, чтобы выявить такие деяния. Подобные преступления в высокой степени латентны — дети скрытны, упорно молчат о домогательствах. Сейчас участились случаи, когда педофил подавляет волю ребенка даже на расстоянии, через социальные сети. В 2020 году нам поступили заявления от родителей детей, пострадавших от действий преступника, который заставлял их высылать ему свои интимные фотографии. Следователями нашего отдела была проведена очень серьезная работа, по нахождению и задержанию этого человека. Он оказался жителем города Биробиджан Еврейской автономной области. В 2021 году он был этапирован к нам, находится под стражей, его дело направлено в суд. Преступник проверяется на причастность к другим аналогичным преступлениям на территории нашей страны.

— В каких еще делах фигурируют дети, помимо педофилии?

— В прошлом году был вынесен приговор по резонансному ДТП с участием несовершеннолетних детей, которое произошло в Кундравинском сельском поселении, когда женщина, не имея водительских прав и находящаяся в состоянии алкогольного опьянения, двигалась за рулем автомобиля и сбила мопед, на котором передвигались трое детей, один мальчик погиб. В этом деле можно отметить, что, вопреки сложившейся практике и несмотря на наличие у нее малолетнего ребенка, суд не стал применять для нее отсрочку исполнения наказания и приговорил к пяти с половиной годам лишения свободы в колонии-поселении.

— Раз уж речь зашла о резонансных делах, не могу не спросить еще о двух громких событиях прошлого года, имевших большой общественный резонанс, о которых мы писали в газете «Южноуралец». Это гибель пациентов в больнице Чебаркуля и разрушение дома № 7 на улице Электростальской. В обоих случаях следственный отдел проводил свою проверку. Что-то можно сказать об их результатах сегодня?

— Что касается аварийного дома на Электростальской. Нами было возбуждено уголовное дело. Там была проблема в том, что результаты экспертиз, которые проводили городская администрация и жильцы дома, противоречили друг другу. Поэтому мы проводили свою независимую экспертизу, которая выдала заключение, что дом обязательному сносу не подлежит, а нуждается в капитальном ремонте, но, на момент проведения обследования, его состояние признано непригодным для жилья. То есть, чтобы в нем можно было жить, необходимо провести капитальный ремонт. Нами предпринимаются определенные действия, чтобы этот ремонт состоялся как можно быстрее, ранее планового срока. Мы находимся в тесном контакте с администрацией города и правительством области.

В настоящий момент дом обслуживает управляющая компания, которая осушила подвал, провела срочный текущий ремонт коммуникаций, двери и окна в подъездах закрываются. Мы уже проверяли дом в зимний период, ледяных наростов, которыми прославился этот дом в прошлом году, там нет. Очень важно, чтобы управляющая компания усилила работу по взысканию задолженности с неплательщиков, потому что это одна из основных причин, по которым дом доведен до такого плачевного состояния. Вторая причина, к сожалению, в том, что часть жильцов не проявляет заинтересованности в восстановлении здания, а думает только о том, чтобы получить новые квадратные метры в другом доме.

— Мне кажется, что будет конструктивнее, если политика этих людей поменяется в другую сторону. Надо наоборот приложить все усилия, чтобы привести этот дом в порядок, чтобы он больше никого не отпугивал своим состоянием. А потом продать свои квадратные метры, если уж так хочется поскорее его покинуть. А что по поводу «медицинского» дела?

— Сложность в расследовании ятрогенных преступлений (умышленные или неосторожные общественно опасные деяния медицинских работников) заключается в том, что нам необходимо доказать взаимосвязь между действиями или бездействием медицинского персонала и смертью пациента, либо наступлением тяжких последствий для его здоровья. Как правило, даже после выявления каких-либо нарушений со стороны медиков, эту взаимосвязь доказать невозможно. И по этой причине более 90% уголовных дел по ятрогенным преступлениям прекращаются. Я понимаю, что для потерпевших и родственников всегда все кажется очевидным и понятным, но мы должны предоставить суду неоспоримые доказательства. За 17 лет моей работы в следственных органах только одно «врачебное» дело дошло до суда.

Тем не менее, по случаю смерти в больнице Ирины Алексеевны Филипповой нами  возбуждено уголовное дело, назначены проверки Минздрава Челябинской области и Фонда обязательного медицинского страхования. Мы считаем, что проверка специалистами ФОМСа является наиболее объективной и достоверной, так как эта организация независима от учреждений здравоохранения. Результаты этих проверок мы направили на рассмотрение бюро судебно-медицинской экспертизы Челябинской области и теперь ожидаем их заключения, которое будет готово, скорее всего, в начале весны.

— Не быстрый процесс.

— Дело в том, что у них есть очередность рассмотрения таких дел. Там работают три сотрудника, а документы стекаются со всей области. Поэтому необходимо несколько больше времени. Должен заметить, что заявления от пострадавших от действий или бездействия со стороны медицинских работников поступают постоянно. И больница Чебаркуля в этом плане отличается в нехорошую сторону. Каждый месяц одно-два заявления с жалобами на нашу лечебницу мы принимаем. И даже лично мне уже приходилось сталкиваться с некоторыми чебаркульскими врачами, поведение которых оставило неприятный осадок.

— Вероятно, пандемия коронавируса внесла свою лепту в этот поток жалоб — столько смертей...

— Нет, не припомню, чтобы было хоть одно заявление, в котором шла речь о заболевших ковидом.

— Александр Александрович, наверняка во время расследования каких-то уголовных дел следователи вашего отдела пересекаются с сотрудниками полиции из межмуницпального отдела «Чебаркульский». Как складываются ваши взаимоотношения?

— Должен отметить, что с Чебаркульским отделом полиции у нас налажено хорошее взаимодействие. Действительно, периодически нам требуется их помощь, привлечение криминалистов. Мы эту поддержку всегда получаем и сами готовы оказывать полиции всяческое содействие в ответ.

В прошлом году нами как раз было раскрыто убийство, в расследовании которого нам помогло эффективное взаимодействие с Чебаркульским отделом полиции. Пропал мужчина и  через месяц был обнаружен его труп. Убившие его, как позднее выяснилось, собутыльники, долго пытались водить нас за нос. Но в итоге нами все-таки были обнаружены улики — кровь на молотке и стенах в жилье одного из подозреваемых.

— У вашего отдела хватает ресурсов, чтобы и свои дела вести и коллегам помогать?

— Мы справляемся со своими задачами, все дела по тяжким и особо тяжким преступлениям, которые были возбуждены в 2021 году, раскрыты. В этой категории дел у нас «глухарей» нет. Более того, мы сейчас успешно занимаемся раскрытием преступлений прошлых лет. Например, в прошлом году нами было раскрыто убийство, совершенное в 1988 году! Был установлен подозреваемый, который в сговоре с одним соучастником, совершил поджог дома с целью убийства двух лиц, что является особо тяжким преступлением. Они подперли двери дома, облили его горючей смесью и подожгли. Жителям дома — мужчине и женщине, удалось выбить решетку на окне и обожженными выбраться на улицу, после чего поджигатели напали на них и принялись избивать, а потом скрылись. Позднее мужчина умер от осложнений, которые возникли в результате полученных в пожаре травм.

Имя подозреваемого было известно сразу, он был объявлен в розыск и долгое время скрывался. А когда, по непонятным для нас причинам, его розыск был прекращен, он продолжил спокойно жить, даже успел поменять паспорт и был осужден за другое преступление.

— А мотивы этого преступления сейчас известны?

— По версии фигуранта этого дела, потерпевшие обманули его при продаже садового участка, на котором было два домика. Один домик перешел ему в процессе купли-продажи, а второй юридически остался у них. Они продолжали им пользоваться, что его сильно раздражало. Тогда он решил избавиться от них таким способом.

Сейчас он находится под стражей, но определять, истек срок давности по этому делу или нет, будет суд. Только он принимает решения в этом вопросе, если преступление относится к особо тяжким.

— Неотвратимость наказания в действии.

— Да, сейчас эта фраза приобретает особое значение. Потому что с усовершенствованием старых технологий и изобретением новых методов исследований — лабораторных, цифровых, появились новые возможности для экспертизы биоматериалов и других веществ, которые в большом объеме накоплены в архивах силовых ведомств. И теперь мы можем с очень высокой точностью сопоставлять современные какие-то следы с мест преступлений с теми, что уже попадали в базу много лет назад. Значительно увеличилась скорость лабораторных исследований. Все это очень сильно помогает нам в расследовании преступлений с большим сроком давности.

— Судя по тому, как эффективно Чебаркульский следственный отдел раскрывает преступления, он находится на высоком месте в общем рейтинге среди других следственных отделов Челябинской области.

— Мы на хорошем счету по качеству работы, но далеко от лидеров по количественным показателям. Потому что на подведомственной нам территории совершается не так много тяжких и особо тяжких преступлений. И это — хорошо. Уж лучше мы будем по этому критерию в числе отстающих.

— Как руководитель отдела вы уверены сегодня в своих сотрудниках, коллегах?

— Абсолютно. В каждом из них. Залог хорошей работы следственного отдела — это здоровый коллектив. У нас именно такой. Я возглавляю его чуть больше года, за это время к нам пришли два молодых перспективных сотрудника. Все, с кем я здесь работаю, — и мой заместитель, и каждый следователь, и помощник следователя занимают активную позицию в достижении наших общих целей. Хочу выразить им свою благодарность за качественную работу и преданность делу, а также поздравить каждого с приближающимся профессиональным праздником.

— И мы поздравляем ваш отдел с Днем образования Следственного комитета РФ.

 

Беседовал Александр Бовыкин

Похожие новости