Вы здесь

«Совершив эту поездку, я поняла, что не зря прожила жизнь»

«Совершив эту поездку, я поняла, что не зря прожила жизнь» - Южноуралец - Газета
Просмотров: 
18

Пенсионерка из Чебаркуля побывала на месте захоронения своего дяди, который погиб во время Великой Отечественной войны.

Валентину Александровну Почтареву подвиг на это проект газеты «Южноуралец» — «Письма из 1943 года» и встреча в литературном объединении «Родник» со Светланой Колодкиной, которая рассказала местным поэтам и писателям о своей недавней поездке во Ржев на могилу своего дяди, погибшего во время войны. Светлана Ивановна является не только руководителем городского творческого объединения «Круг», но и поисковиком, к которому за последнее время обратилось несколько десятков человек с просьбой помочь разыскать место захоронения своих родственников-фронтовиков. Одна из обратившихся — бывший педагог, ныне пенсионерка, местная поэтесса Валентина Почтарева. Она знала о своем дяде (старшем брате своей мамы) только одно: защищая Родину, он погиб 15 апреля 1944 года в Ленинградской области (ныне Псковская).

Сысков Михаил Григорьевич на войну был призван Чебаркульским РВК дважды. Первый раз 18-летним пареньком, которого из-за ранения руки отправили сначала в госпиталь, потом домой на поправку. Но не успела зажить рука, как ему снова принесли повестку. «Мама, теперь я уже не вернусь!» — предчувствуя свою гибель, сказал Михаил.

Не так давно один из родственников Валентины Почтаревой рассказал ей о том, что читал письмо, присланное сослуживцами Михаила Сыскова его матери Евдокии Семеновне. Там говорилось о том, что 22-летний связист, видя мощное наступление немцев, выскочил из укрытия с гранатой и, увлекая за собой других бойцов, побежал прямо на противника с криком: «За Родину!» Под свистом пуль и разрывом снарядов он упал, к нему подполз сослуживец и спросил: «Ты живой?». На что Михаил ответил, теряя силы: «Браток, перевяжи...», и как только это было сделано, прошептал: «Прощай...». Сердце молодого солдата навечно остановилось.

Когда Евдокии Семеновне Сысковой принесли похоронку, она осела на пол и рвала на себе волосы, плача и причитая: «Мишенька, сынок, как же так, я же знала, что ты погибнешь, и отпустила тебя!» Так и проплакала по сыну мать всю жизнь… Сестра, безумно любившая брата, запомнила его молодым, красивым, добрым, увлекающимся живописью. Когда не стало матери, стала плакать она, и все время сетовала на то, что не знает, где похоронен Михаил. Ее дочь Валентина, из-под пера которой просто вылетали стихи, посвященные дяде, поклялась, что найдет его могилу, во что бы то ни стало.

И такая возможность предоставилась. Но мамы в живых уже не было, да и самой Валентине Александровне в прошлом году исполнилось 70 лет. Уже два десятка лет, как ушел в мир иной и ее супруг, выросли дети и внуки. И вдруг телефонный звонок Светланы Колодкиной: «Валентина Александровна, я нашла место захоронения вашего дяди! Мне пришлось обратиться в Великие Луки к поисковику и краеведу Светлане Николаевне Пасюлиной, это она помогла. Поедете в Псков?» Конечно! — другого ответа и быть не могло. Но тут пенсионерка снова расплакалась: на дорогу нет денег. И снова на помощь пришла Светлана Ивановна. Через социальные сети она организовала сбор средств. «Мы набрали более 10 тыс. рублей, которых Валентине Александровне хватило на дорогу в оба конца, и у нас осталось еще 449 руб. Я тогда сказала ей: «А это на цветы, которые мы возложим к могиле Вашего дяди!» — рассказывает Светлана Колодкина. Стоит отметить, что сама Светлана Ивановна тоже не могла «наскрести» средства на поездку, ведь она недавно вернулась из Ржева. Билет в оба конца ей помогли приобрести дочь и сын. А проживание в псковской гостинице нашим путешественницам оплатил директор молокозавода Дмитрий Гриценко.

Путь наших героинь лежал через Санкт-Петербург, в котором они посетили музей и Петропавловскую крепость. 21 ноября вечером добрались до Пскова, где женщин встретила поисковик и краевед Анна Михайловна Садовникова, которая в течение трех дней сопровождала чебаркульцев по всему пути следования. «У нас все было распланировано по минутам, — рассказывает Светлана Колодкина. — Сразу по приезду мы посетили Псковский кремль. На другой день вместе с журналистами областных СМИ, заинтересовавшимися целью нашей поездки, приехали на место захоронения Михаила Григорьевича Сыскова — в деревню Рябово. Трудно описать словами наши эмоции. Плакали все, даже журналисты».

В братской могиле похоронено 588 человек, но фамилии Сыскова на общем мемориале не оказалось. Дело в том, что в Псковской области погибло более 7 миллионов солдат, из них до сих пор без вести пропавшими числятся 3 миллиона 900 тысяч. Благодаря поисковикам данные постепенно восстанавливаются. Чебаркульцы приготовили все документы для того, чтобы через псковский военкомат увековечить память о М. Г. Сыскове, разместив табличку с фамилией на общем стенде. Но неравнодушные псковитянки, которые помогали нашим героиням на протяжении всего пути, сделали все сами. К 9 мая 2020 года фамилия будет восстановлена в списках, и в подтверждении этого Валентина Почтарева получит фото. Еще одно имя солдата будет восстановлено…

Затем чебаркульцы побывали на месте гибели Михаила Сыскова — в деревне Васильево. «Представьте, он погиб в апреле, а это весна, болота, которые выходят из-под льда, и наши мальчики, наши солдаты столько времени лежали в ледяной воде, — у Светланы Колодкиной появляются слезы на глазах. — Все поле было усеяно трупами — немцы, наши… 1944 год был решающим для освобождения Пскова: город был оккупирован через 17 дней после начала войны и освобожден только 24 июля 1944 года. Псковитяне очень берегут память, историю. У них около 40 действующих храмов, а населения — примерно как в Златоусте».

Пять из этих храмов в следующие два дня чебаркульцы и посетили. Немудрено, что Валентина Почтарева несколько раз задала один и тот же вопрос: «За что мне Бог это дал эту поездку?»

После разговора с Валентиной Александровной мы решили, что не стоит нам описывать ее эмоции, и даем ее прямую речь такой, какая она есть:

«Мой дядя награжден медалью «За отвагу» за то, что во время непрекращающихся кровопролитных боев устанавливал и поддерживал бесперебойную связь с командованием полка.

У меня не было других мыслей, кроме той, что я должна ехать во Псков. Ведь мама и бабушка, умирая, мне завещали найти могилу дяди. Поэтому и ощущения у меня были такие, что он где-то стоит и ждет, когда я к нему приеду. Но никогда бы это не состоялось, если бы не такие люди, как Светлана Ивановна Колодкина, все те пенсионеры, которые кто сколько мог — по 50, по 100 рублей, сдали мне на покупку билетов. Очень хорошо помогла частный предприниматель Елена Павловна Левенкова. Низкий всем поклон за их доброе сердце!

Дорогу я перенесла отлично, видимо, был такой настрой. Даже ни одной таблетки не выпила, хотя дома приходилось это делать дважды в день. Забыла про свое давление, больную ногу, прошла десятки километров по Ленинграду, Пскову, и поняла, что Псков — самый лучший город, какой я видела. Я бы там даже жить осталась — настолько он уютный, добрый, и такая в нем торжественно-печальная благодать!

Могилу, где захоронен мой дядя, я именно так и представляла: все чисто, прибрано. Когда подошла к ней, забыла обо всем, меня переполняло чувство тревоги и радости одновременно. Я тогда сказала вслух: «Михаил, твоя мама и сестры не смогли тебя найти, а меня к тебе Бог привел». И я ощутила, что он меня слышит, потому что стоит рядом...

Тогда, проезжая по местам боев, я понимала, насколько перевернулось во мне все. Мы вечно чем-то недовольны: то квартиры нет, то машины, а тут мальчики раненые ползли, корчились от боли, умирали. Они за нас погибли, за то, чтобы мы жили, радовались каждому дню. Мне вдруг стыдно стало за нас всех — как-то неправильно мы живем!

Эта боль, которую я почувствовала, она бесконечно будет со мной, до конца жизни. Если бы я могла оторвать кусок своего сердца, я бы его там оставила... Надо хранить память о них, о тех солдатах, которые полегли в кровавых сражениях ради нас. Надо быть добрее, не помнить зла, воспринимать каждый день как подарок, слушать свою душу, жить в гармонии с самим собой, с природой, с людьми, которые нас окружают.

Все родные, знакомые, соседи, узнав о моем намерении ехать, сказали: «Молодец! Езжай Валентина, Бог поможет». Только одна женщина спросила: «И зачем тебе это надо?!» Я ей ответила: «Это надо не мне, а подрастающему поколению, всем тем, за кого мой дядя отдал свою жизнь, и за тебя в том числе!»

Это была поездка всей моей жизни! Я поняла, что не зря прожила на этом свете. Я нашла своего дядю. И вы ищите!»

Вместо одной могилы — четыре

По пути во Псков Светлане Колодкиной позвонила жительница Чебаркуля, пенсионерка Лидия Савельева. «У меня там папа похоронен — сходите на могилу, пожалуйста», — попросила Лидия Константиновна и назвала деревню Барсуки Великолукского района. Это было нереально, поскольку населенный пункт находился на расстоянии 200 км от Пскова. «Но там, в Великих Луках, проживает Светлана Николаевна Пасюлина, которая пообещала побывать на могиле и возложить цветы. Она сдержала свое обещание и выслала фото Лидии Константиновне. Как она плакала...», — рассказывает Светлана Колодкина.

Еще чебаркульцы «по пути» побывали на могиле генерал-лейтенанта Черепанова Александра Ивановича, передав ему привет от Григория Назаровича Тужихина — дедушки чебаркульского историка и краеведа, отличника просвещения, заслуженного учителя РСФСР, почетного жителя Чебаркуля Эрнста Николаевича Иванова. «К нему, Григорию Назаровичу, своему первому воспитателю, я сохранил благодарность на всю жизнь. Он прививал нам самые высокие, благородные чувства: любовь к Родине, уважение к труду, честность, правдивость», — вспоминал А. И. Черепанов о своем учителе, проработавшем в школе 46 лет. (Из книги Э. Н. Иванова «Есть в школе музей»).

В 30 минутах от Пскова находится один из древнейших русских городов Изборск. Там похоронен еще один наш чебаркулец Петр Егорович Салмин. Его письмо с фронта из 1943 года затерялось во времени и попало к Светлане Колодкиной только спустя 76 лет. Родственников Петра Егоровича найти пока не удалось, но Светлана Ивановна посчитала, что неправильным будет, если она не заедет на могилу чебаркульца, погибшего в годы войны. Но об этом — отдельная история, которую вы можете прочесть в одном из следующих номеров нашей газеты в рубрике «Письма из 43-го».

Светлана Архипова,

фото предоставила С. Колодкина

Похожие новости