Вы здесь

«По Красной площади с оркестром...

«По Красной площади с оркестром... - Южноуралец - Газета
Просмотров: 
13
«По Красной площади с оркестром... - Южноуралец - Газета
«По Красной площади с оркестром... - Южноуралец - Газета
«По Красной площади с оркестром... - Южноуралец - Газета
«По Красной площади с оркестром... - Южноуралец - Газета

Четверо жителей Чебаркуля побывали 9 мая в Москве. Они увидели главный парад страны, шествие Бессмертного полка по Красной площади, праздничный концерт и салют в честь Дня Победы. Но самое главное — получили письма своих родных, затерявшиеся во времени: весточки были отправлены в 1943 году, но в руки адресатам так и не попали...

Светлану Колодкину, Надежду Чистякову, Елену Грибовскую и Надежду Тихонову пригласило в Москву руководство одного из главных телеканалов России. Произошло это после того, как российское СМИ узнало о проходящем в Чебаркуле проекте «Письма из 43-го» (истории писем и судеб людей редакция газеты «Южноуралец» освещает в каждом номере начиная с 4 апреля 2019 года).

В окружении знаменитостей

Вернувшись 10 мая в Чебаркуль, Надежда Чистякова поделилась впечатлениями от поездки: «Я была в Москве впервые. По прилету 8 мая нас встретили представители телеканала и доставили в гостиницу «Космос». Билеты на самолет в оба конца, проживание и питание — все было оплачено. Условия просто комфортные. Весь первый день мы гуляли по улицам столицы, видели, как шли приготовления к празднику».

На следующий день чебаркульцы приняли участие в съемках телепередачи, посвященной Дню Победы. Для этого их утром доставили к памятнику Минину и Пожарскому на Красную площадь. Именно здесь находилась точка съемки. Здесь, под прицелом видеокамер, произошло вручение писем Надежде Чистяковой, Елене Грибовской и Надежде Тихоновой. «Я была первым рассказчиком по списку, — делится впечатлениями Надежда Чистякова. — И несмотря на то, что свою историю знала назубок, в первые секунды от волнения не могла вымолвить и слова. Все камеры и журналисты смотрят на меня, рядом известные актеры, тоже приглашенные для съемок, в горле образовался комок. А когда я подняла глаза на телеведущего и увидела его сопереживание, у меня просто хлынули слезы. Хорошо, что он помог мне своими наводящими вопросами начать рассказ. Мы же привыкли все проговаривать основательно, с подробностями, а журналисты на съемках работают очень быстро, и эта спешка немного сбивала с мыслей».

В перерывах между вручением писем телеведущий обращался к кому-то из известных людей, которые рассказывали о своих родственниках — участниках войны. Так, чебаркульцы, как и жители всей страны услышали повествование актеров Татьяны Васильевой, Игоря Ливанова, телеведущей Анны Шатиловой и других знаменитостей.

В Чебаркуле возможностей больше!

А в это время по Красной площади уже шествовал Бессмертный полк. «Не могу описать своих чувств, — рассказывает Надежда Александровна. — Шествие было мощным, огромным, нескончаемым. Действительно, как поется в песне: «Течет река Бессмертного полка!» В этот момент чувствовалась гордость за свою страну, за наше единство, за силу и отвагу!».

Чтобы очутиться на Красной площади 9 мая, представители телеканала дважды пересаживали чебаркульцев с одного автомобиля на другой, нужно было преодолеть несколько контрольно-пропускных пунктов. Оказывается, в Чебаркуле больше возможности встать в колонну Бессмертного полка 9 мая, так же спокойно ее можно покинуть в любое время. В Москве все не просто. Колонна формируется задолго до шествия. Присоединиться к ней можно лишь на определенных станциях метро, и то только пока эти станции не закрыты (их перекрывают по мере заполнения участка главной — Тверской — улицы около каждой конкретной станции). Общая дистанция прохождения маршрута составляет порядка 7 километров! Причем сначала колонна общая, затем она распределяется на две части: первая шествует по Москворецкой набережной, вторая — по Большому Москворецкому мосту.

Вот за этим масштабным зрелищем и наблюдали женщины из Чебаркуля. «Мы провели здесь целый день, но часы летели как минуты. Все ярко, познавательно, — продолжает рассказ Надежда Чистякова. — Ближе к шести часам вечера нас снова усадили в машину. И тут же начался ливень с градом! Сидя в автомобиле, мы видели, что люди, которые шли в Бессмертном полку, промокли до нитки. У них не было возможности где-либо укрыться от стихии. Несмотря на это в Бессмертном полку продолжали звучать гармони и песни военных лет. Под жутким ливнем и градом оказались полицейские и волонтеры, держащие оцепление».

После того как дождь закончился, чебаркульцы посмотрели концерт, в котором приняли участие симфонический оркестр, актеры, эстрадные певцы. Когда зазвучала финальная песня «День Победы», раздались залпы победного салюта.

«Не снимайте «Армату» с производства!»

Спать наши героини легли за полночь — делились эмоциями от увиденного. Смеялись над тем, как попили чаю стоимость 280 рублей за порцию. «Этот случай заставил нас «прозреть» настолько, что в дальнейшем все цены мы видели без очков!» — смеется Надежда Александровна. Обсуждали просьбу внука Н. Чистяковой — Артёма. Как только он узнал, что бабушка летит в Москву, стал проситься с ней, мол, к президенту на прием ему надо попасть. Узнав, что это невозможно, со вздохом сказал: «Ладно, тогда передай ему от меня просьбу — пусть не снимает с производства танк Т-14 «Армата»!»

А еще Надежда Александровна рассказывала, что перед поездкой она пришла на могилу своей бабушки и произнесла вслух: «Вот видишь, бабуля, я еду на Красную площадь, чтобы получить твое письмо от брата спустя 75 лет! Это хороший знак — значит, нам в этом году все-таки удастся найти могилу деда!» Дело в том, что в июле Надежда Чистякова и ее муж Сергей планируют совершить поездку в Великолукский район Псковской области, где в 1941 году пропал без вести дед Надежды Александровны (история опубликована в газете «Южноуралец» № 15 от 18.04.2019 г. — Прим. автора.). Пожелаем им удачи!

 

«Война — это пот, кровь и страх!»

Так отвечал на вопросы своих детей и внуков Иван Гаврилович Мошкин.

Одна из дочерей Ивана Гавриловича — Татьяна, держит в руках письмо, которое он написал в 1943 году своей матери. На «треугольнике» значится: «Проверено цензурой» и адрес доставки: «Село Чебаркуль, Красноармейская улица, дом № 5, Мошкиной Фёкле Петровне». Письмо не дошло до адресата, а Иван Гаврилович, будучи на фронте, ждал ответ. Так и писал: «Уже два письма вам отправил, это третье, прошу вас, как получите весточку, давайте знать, а то я по вас по всех очень скучаю...»

Когда в 1941 году 26-летний Иван Мошкин прощался с семьей, сыну Виктору было три года, а дочке Александре — один годик. После ухода мужа на фронт жена Василиса Константиновна с малышами перебралась в санаторий «Кисегач»: ее мать нянчилась с внуками, а молодая женщина работала в госпитале нянечкой. Было очень тяжело, особенно таскать на себе раненых, ведь перевязочные были не на каждом этаже.

Это уже после войны, в 1947, 49-м и 52-м годах, у Мошкиных родилось еще три дочери: Валентина, Елена и Татьяна.

Как только Татьяна Ивановна Никифорова увидела «треугольник», сразу узнала почерк отца. А когда раскрыла конверт — диву далась: письмо написано на бланке ветеринарного лазарета. Сквозь «Здравствуйте, дорогая, родная мама» видны жирные буквы «История болезни №, кличка, пол, масть, возраст, сорт, дата поступления в лазарет, объективное исследование лошади при поступлении». В то тяжелое время писали на том, что под руку попадется...

Иван был старшим сыном в семье Мошкиных, приехавшей в Чебаркуль из-под Пензы. За ним — еще три сестры и брат. По воспоминаниям Татьяны Ивановны, дед Гаврила умер рано, бабушка Фёкла вела хозяйство — все ее дети находились при работе. Бабушка была очень властной, всю семью держала в «ежовых рукавицах». Не очень-то приветливо относилась к внукам: малыши запомнили не ее объятия, а отцовской тетки Лёльки (бабы Нюры), которая нянчилась с ними, любила, оберегала.

«Про войну отец мало рассказывал, — говорит Татьяна Ивановна. — Отнекивался от нас, детей, одной фразой: война — это пот, кровь и страх! Помню только один случай, которым он с кем-то делился, а я подслушала. Папа был разведчиком. В их взводе один лейтенант начал «крысятничить» (подворовывать). Вот красноармейцы и устроили ему «тёмную» — поколотили его. И угодили за это в штрафбат. Оттуда папу к себе в дивизию забрал полковник, которого до этого отец во время разведки боем раненого на себе вытащил. Можно сказать, спас он нашего папу, ведь все ребята из штрафбата тогда погибли».

После окончания войны Иван Гаврилович домой вернулся не сразу. Проходил лечение в госпитале: его ранило в ногу за 16 километров до Берлина. Были и другие ранения, поэтому глава семейства Мошкиных еще не раз лежал в госпиталях. «Трудился папа в КЭЧ сначала на конном дворе, потом на лесопилке, — вспоминает Татьяна Ивановна. — К нам был одновременно строгим и добрым, мы всегда чувствовали его огромную любовь к семье. Мама после работы в госпитале очень болела, поэтому не трудилась, вела хозяйство: огород, скотина. Так что хоть и бедно мы жили, но не голодали, в общем, не хуже, чем все!»

Но, как говорится, «война все-таки догнала» Ивана Гавриловича: дал о себе знать «зашевелившийся» осколок. В 1972 году И. Г. Мошкин умер. Василиса Константиновна пережила мужа на 17 лет.

О солдате своей Отчизны помнят дети, внуки и правнуки. На то время, когда дочь Ивана Гавриловича — Татьяна Ивановна, побывала в редакции газеты и увидела затерявшееся письмо от отца, она еще не успела сообщить своим родным об этом — не верила, что именно он писал, пришла убедиться. «Побежала скорей домой, надо дочери сказать, вот уж она будет рада!» Екатерина Никифорова первый год после университета преподает в чебаркульской школе № 7 русский язык и литературу. Она учит пятиклассников любить Родину, знать ее историю, чтить традиции предков. И сегодня молодая учительница возьмет в руки потрепанный временем «треугольник», где крупным почерком прадеда написано: «Мама, передайте от меня привет моей жене Василисе и детям. Желаю им всего наилучшего в ихой жизни…»

Светлана Архипова,

фото автора и из семейного архива Никифоровых

Похожие новости