Вы здесь

"Это не мой пациент..."

"Это не мой пациент..." - Южноуралец - Газета
Просмотров: 
1307

В прошлую пятницу в редакцию газеты «Южноуралец» обратились родственники Филипповой Ирины Алексеевны 1959 года рождения, жительницы деревни Сарафаново Чебаркульского района, которая накануне скончалась в больнице Чебаркуля. Её близкие обвиняют врачей местного лечебного учреждения в халатности, повлекшей смерть женщины. Родная сестра покойной написала в нашу редакцию заявление, в котором подробно описала последние часы её жизни (орфография и пунктуация автора сохранены).

«В ночь с 21 на 22 июня 2021 года в 00:18 часов у моей сестры ухудшилось самочувствие. Снизилось давление, начались судороги, также появился жидкий стул и рвота... В срочном порядке в 00:22 была вызвана бригада скорой медицинской помощи. После приезда бригады скорой помощи, Филипповой И. А. были проведены медицинские мероприятия по нормализации давления до 70/44, сделали капельницу с физраствором, ввели препарат от рвоты. Сделали кардиограмму, с целью исключения инфаркта, установили превышение нормы сахара — до цифры 12... На машине скорой помощи сестру доставили в приёмный покой ГБУЗ г. Чебаркуль».

Далее сестра Ирины Алексеевны пишет о том, как в течение полутора часов решался вопрос — куда определить мучающуюся всё это время больную: в терапию или реанимацию.

«При приёме в отделении приёмного покоя сотрудникам скорой помощи в устной форме была высказана претензия, с какой целью пациента доставили к ним. Дежурный врач (Ф. И. О. нам неизвестно), который был вызван на приём, был недоволен. Задал несколько вопросов о её состоянии и ушёл. Далее пришёл другой медицинский работник, также уточнил о состоянии самочувствия и спросил, болит ли живот... На что сестра ответила о резких болях в животе...» И этот врач тоже ушёл.

«Утром 22.06.2021 в 9:30 я с дочерью приехала в больницу, привезли вещи для Филипповой И. А. Обратились в реанимацию к доктору Позднякову Олегу Викторовичу узнать о её состоянии здоровья. На что он грубо нам ответил. Зачем вы так рано приехали, я же сказал после 11 часов я её буду переводить в инфекционную больницу, хлопнул дверью и ушёл. За период времени с поступления в реанимационное отделение и до перевода, сестре сделали только рентген лёгких, иные исследования не провели. Даже не сделали УЗИ брюшной полости. До 12:30 мы ждали скорую помощь, чтобы перевезти её в инфекцию. Несмотря на то, что инфекционное отделение находится на одной территории... Когда подъехала скорая, из реанимации выкатили на каталке сестру, которая стонала от ужасной боли в животе. Она нам сказала, что ни на минуту не уснула от боли».

Со слов больной, находящейся в сознании, в течение ночи её визуально осматривали хирург и терапевт. Не определив заболевания по своему профилю, не оказывая никакой помощи, они уходили.

«Сестра жутко мучилась от боли и просила ей помочь, а сотрудники в грубой форме ругались на неё, чтобы она терпела. Что здесь в реанимации всем больно. Ей становилось всё хуже и хуже».

В 12:45 женщину доставили в инфекционное отделение, но врачей не было, и ещё почти 40 минут к ней никто не подходил. Родственники, видя, что её состояние ухудшается, искали врачей, обращались в каждый кабинет, чтобы найти хоть кого-то, кто сможет помочь. Но им только советовали подождать.

«После прихода заведующего инфекционным отделением Бикбовой Флориды Мунировны в 13:23, я была вынуждена включить камеру телефона, зафиксировать действия врача, какие она будет принимать меры... Врач сказала выключить камеру и, пригрозив мне вызовом наряда полиции, вышла из палаты. Не осмотрев умирающую сестру и не оказав ей никакой помощи. После зашла медсестра поставила капельницу, ввела обезболивающее и препарат для поднятия давления... После заведующая инфекционным отделением Бикбова Ф. М. сказала, что при таких симптомах не характерны инфекционные заболевания. Что это не её пациент. Затем пришёл хирург, осмотрел вздутый живот и сказал, что это не его пациент. И ушёл. Даже нам, не специалистам, было понятно, что у сестры что-то случилось в брюшной полости».

Как далее пишет сестра покойной, врач УЗИ Ирина Борисовна Белаш в течение часа делала обследование брюшной полости. Она отметила мешающие диагностике газы в животе и обнаружила в правой области скопление жидкости. И вновь к больной вызвали реаниматолога Олега Викторовича Позднякова.

«Он стал задавать моей сестре вопросы, что болит и как она себя  чувствует. При том что о её состоянии ему было известно при поступлении в реанимацию. На что она ответила: «у меня сильно болит живот, мне плохо, я умираю». Он отошёл и сел на подоконник и ничего не сделал, сказал — обратно отправить в реанимацию и ушел... Все остальные врачи периодически заходили в палату смотрели, как моя сестра умирала на их глазах, не оказав ей помощи.

В 15:10 подъехала скорая для перевозки её в реанимацию, а у сестры в это время открылось кровотечение, пошла пена изо рта и она умерла...

О случившемся я сообщила главному врачу Локтеву Александру Евгеньевичу. На что он мне выразил свои соболезнования и извинения за персонал.

Всё вышеизложенное могу подтвердить фото и видео материалами и свидетельскими показаниями.

Прошу обнародовать факт бездействия и несвоевременного оказания медицинской помощи сотрудниками ГБУЗ г. Чебаркуль, повлекшим смерть моей сестры Филипповой И. А.

25.06.2021 Н. А. Суханова»

Редакция газеты не вправе квалифицировать действия врачей, пока не будут известны результаты официального расследования компетентных органов. Сейчас в обстоятельствах смерти Ирины Алексеевны Филипповой разбираются специалисты Министерства здравоохранения области, Федерального фонда обязательного медицинского страхования, проводится служебная проверка руководством «Областной больницы». Начал доследственную проверку и Чебаркульский отдел Следственного комитета, руководитель которого — Александр Данилов — заверил, что всем изложенным фактам будет дана правовая оценка, и по результатам проведённой проверки будет решаться вопрос о возбуждении уголовного дела. Также родственники обратились с заявлением к уполномоченному по правам человека в Челябинской области. Настолько сильно они потрясены произошедшим на их глазах в Чебаркульской больнице. Да и указанную причину смерти «сердечная недостаточность» они не считают правдоподобной.

Сейчас, читая эти строки, мы можем отметить лишь одно — складывается  впечатление, что за жизнь Ирины Алексеевны в Чебаркульской больнице врачи не боролись совсем. И предпринимать какие-то решительные действия, чтобы облегчить её муки, почти никто не пытался. Поэтому ушла она из жизни испытывая сильнейшие страдания... Вроде бы служба скорой помощи сработала хорошо — её врачи сделали всё от них зависящее. Но то, что происходило в стенах самой больницы, здраво объяснить пока не получается. Доктора приходили, смотрели, уходили. «Нет, не мой пациент» — звучит так, словно каждый хотел убедиться, что ответственность за этого больного ему нести потом, в случае чего, не придётся.

Александр Бовыкин

Похожие новости