Вы здесь

«Это единственное послание, сохранившееся от папы!»

«Это единственное послание, сохранившееся от папы!» - Южноуралец - Газета
Просмотров: 
15
«Это единственное послание, сохранившееся от папы!» - Южноуралец - Газета
«Это единственное послание, сохранившееся от папы!» - Южноуралец - Газета
«Это единственное послание, сохранившееся от папы!» - Южноуралец - Газета

Спустя 76 лет брат и сестра получили письмо, написанное их отцом с фронта.

Предыстория

В прошлом году в Чебаркуле были обнаружены письма, отправленные адресатам летом 1943 года, но так и не дошедшие до них. В марте 2019 года эта пачка, состоящая из 75 «треугольников» (не правда ли, символично в год 75-летия Великой Победы!), попала в наши руки и руководителя творческого объединения «Круг» Светланы Колодкиной. Список адресатов и отправителей писем из 43-го был опубликован в «Южноуральце» №№ 13 и 14 от 4 и 11 апреля 2019 года. В редакцию стали приходить родственники и рассказывать свои семейные истории, которые появились на страницах газеты. А Светлана Ивановна отреставрировала и «вернула к жизни» каждое послание. Благодаря последующим событиям ее стали называть поисковиком, ведь по просьбе чебаркульцев она нашла места захоронения десятков родственников, пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны, а некоторых жителей города даже свозила на священную для них землю. Об этом с апреля по декабрь 2019 года наша газета рассказывала в рубриках «Письма из 43-го» и «Память».

Поиск родственников автора письма, о котором сегодня пойдет речь, затянулся. Из-за потускневших от времени чернил на «треугольнике» было тяжело разобрать фамилию отправителя. Лишь спустя полгода при тщательном исследовании элементов букв обнаружилось, что в списке под номером 37 была сделана ошибка. Правильная фамилия отправителя — Ильиных Евгений Степанович. Сегодня в Чебаркуле проживают его сын и дочь, которые пришли в редакцию газеты поведать свою историю.

В войну спасало хозяйство

В семье Ильиных Александры Павловны и Евгения Степановича было четверо детей. Одна из девочек умерла в 13-летнем возрасте еще до начала войны. Другая — Люда, родилась сразу после окончания войны. Так что к июню 1941 года родители заботились о двух сыновьях. А во время войны Александра Павловна осталась только с маленьким Борисом, поскольку муж и старший сын Михаил ушли на фронт.

«Во время войны жили мы с мамой на станции Опытная, ныне поселок Тимирязевский Чебаркульского района, — рассказывает Борис Евгеньевич. — Мама у меня была строгая и очень трудолюбивая, поэтому за невыполнение обязанностей — натаскать дров, наносить воды, встретить летом скотину — могла меня наказать. Но в обиду никогда не давала! Кроме всего прочего я должен был воспитывать гусей. Представьте, лето, жара. Мне, 5-летнему пацаненку, купаться хочется. А тут эти гуси! Так вот я найду ямку, сложу туда гусят, а гусыня и гусак рядом с этой ямкой топчутся, никуда не уйдут с этого места. В это время я быстренько и искупнусь!»

Жили мать с сынишкой, как и все тогда: держали хозяйство, много работали. Кроме птицы, была корова. Сено Александра Павловна косила сама. Молоко сдавала в Челябинске, оттуда буханку-две хлеба привозила. Вот уж что было всегда, так это картошка. Прямо в поле сажали. Маленький Боря помогал матери как мог, сейчас вспоминает, что выкапывали картошку почему-то всегда под дождем…

Адресат выбыл… на фронт

Тогда, в июле 1943 года, Анна Павловна Запивалова должна была получить письмо с фронта от своего зятя Евгения Степановича и прочитать его сестре Александре и ее сыну Бореньке. Дело в том, что Александра Павловна была неграмотной, даже расписываться не умела, в отличие от сестры Нюры. Вот почему Евгений Степанович писал на адрес Анны Запиваловой. На целой странице бравый солдат передавал привет и поклон всем родным и близким, постарался никого не забыть. Далее сообщал: «Я живу хорошо, только беспокойно (в это время он участвовал в боях под Сталинградом. — Примеч. редакции.). Но ничего не поделаешь. Нюра, я прошу Вас писать поразборчивее, а то некоторых слов не разберу, а для меня каждое слово дорого, которое приходит с родины... Свежих писем я не получал уже 6 месяцев. Передавайте мой горячий привет всем родным и знакомым. Мой адрес: полевая почта...»

Кто знает, может, письмо не нашло своего адресата потому, что та самая Нюра в это время тоже была на фронте. Представьте: ночь, тишина. Внезапно раздается сигнал воздушной тревоги. В ночное небо устремляются сотни лучей. Внезапно один из них останавливается на силуэте немецкого бомбардировщика. Вокруг самолета сразу появляются вспышки. Это разрывы зенитных снарядов. Бомбардировщик, охваченный пламенем, падает вниз… Это не сюжет художественного фильма, это то, что делала на войне прожекторщица Анна Запивалова. Анна Павловна вернулась с фронта и прожила до старости. Память о ней хранят сегодня ее дети и внуки.

Со слезами на глазах

«Папа всю жизнь шоферил: во время войны ремонтировал танки. Имеет много наград, в том числе «За оборону Сталинграда», «За взятие Берлина» и другие», — рассказывает Борис Ильиных об Евгении Степановиче.

Людмила Баранхина (Ильиных) поддерживает в разговоре брата: «После войны мы каждый год собирались в мае в кругу семьи за большим «победным» столом. Папа и старший брат долго не могли поведать нам о своих воспоминаниях — тяжело было. Много позже отец рассказывал, как, выполняя задачи на фронте, крутил «баранку» автомобиля прямо под свистом пуль и разрывами снарядов. Пригибался так, чтобы хоть немного видеть, что впереди, и мчался по бездорожью во весь дух».

Когда очередь за столом доходила до воспоминаний брата Михаила, нависала напряженная тишина. Перед глазами фронтовика-танкиста стоял один бой, в котором фашистам удалось подбить сразу несколько советских бронемашин. В одной из них находился экипаж Михаила Ильиных. Кто как мог выбирался из горящего танка. А когда очутились вне, заметили, что одного бойца нет. Не раздумывая, Михаил Евгеньевич кинулся в объятый пламенем танк, чтобы спасти товарища... В эту минуту воспоминания старшего сына прерывала мама Александра Павловна, тяжело вздыхая: «Миша, сынок, так уж если ты вылез, не возвращался бы обратно в горящий танк, ты же мог погибнуть!» На что Михаил, смахивая слезу, отвечал: «Мама, как ты можешь так говорить, а вдруг он живой, вдруг просто ранен, как можно было его бросить умирать?!» Вслед за Михаилом Евгеньевичем за столом плакала вся семья… Умер он на 70-м году жизни. Дали знать о себе ранение и «букет болезней», которые танкист получил на войне.

Евгения Степановича и Александры Павловны Ильиных тоже нет в живых. На семь с половиной лет пережил глава семьи свою жену. Дети ухаживали за отцом до последнего. Особенно слушался он советов своей снохи, медсестры Шуры, беспрекословно ей подчинялся. Каждое 9 Мая Евгений Степанович многозначительно смотрел на Шуру, и она отвечала: «Можно, пап, но только стопочку!»

«Души солдатские ждут возвращения...»

21 декабря 2019 года в торжественной обстановке брату и сестре — известным в Чебаркуле педагогам, которые сегодня находятся на заслуженном отдыхе, было вручено не только пожелтевшее фронтовое письмо их отца, но и описание всего боевого пути Евгения Степановича Ильиных. Это право было предоставлено Отличнику народного просвещения РФ и СССР Валентине Григорьевне Бушуевой, которая много лет проработала заведующей гороно и хорошо знает Бориса Евгеньевича Ильиных и Людмилу Евгеньевну Баранхину.

«Это единственное послание, сохранившееся от папы, — сказала в ответном слове Людмила Евгеньевна. — Не передать словами чувства, эмоции, которые мы переживаем. Это состояние знакомо и пронесено через сердца миллионами наших соотечественников, ибо жива и будет жить память, боль и наша общая радость Великой Победы». Брат и сестра заверили, что покажут письмо всем — своим детям, девятерым внукам и правнукам, будут хранить его в семейном архиве как реликвию, как и то, что они бережно хранят после смерти своих родителей: свидетельства об их рождении, «Выпись о браке», трудовую книжку отца, все удостоверения и наградные листы, ордена и медали, многочисленные старые фотографии. А еще отметили, что такого новогоднего подарка они не получали никогда в жизни!

Мы продолжим поиск не только адресатов писем из 1943 года, но и солдат, которые ждут возвращения домой, или, как их называют, «без вести пропавших. Ведь мы твердо знаем — без вести пропавших нет: просто ждут души солдатские возвращения к родным и близким, за которых они когда-то отдали свою жизнь.

Светлана Архипова, фото автора и из семейного архива Ильиных

Похожие новости