Пятница, 21 Декабрь 2012 14:40

Рукотворные землетрясения - только ли страшное вчера?

Опубликовала 
Оцените материал
(0 голосов)

IMG 2464По_заверению военных, уничтожение боеприпасов на Чебаркульском военном полигоне завершилось 15 декабря

В последние несколько дней дома горожан и сельчан действительно не трясло. Вероятно, военные уже уничтожили все, что планировали, как и обещали. Однако накануне «сейсмоактивность» в Чебаркуле и Чебаркульском районе просто зашкаливала. Истории о том, как раскачиваются люстры и цветы, конвульсивно содрогаются стекла и двери, отлетает потолочная плитка, подпрыгивают в кресле почтенные стокилограммовые дамы, уже никого не удивляют. Однако и привыкать к жизни такой местные жители не собирались. Люди звонили не только в диспетчерскую службу, но и в редакцию газеты, городскую, районную, поселковые администрации. Тем более, что неприятные ощущения — далеко не все последствия взрывов.
Председатель совета ветеранов Тимирязевского сельского поселения Антонина Ивановна Кожевникова в поселке живет с 1964 года. Говорит, здесь никогда ничего подобного не было, пока не начали уничтожать боеприпасы на военном полигоне:
— В прошлую среду в котельной, которая за птицефабрикой находится, во время взрыва вылетела целиком рама вместе со стеклами. Это в двадцатиградусный-то мороз! А в четверг я вышла на улицу без двадцати шесть — бахают. Дверь железная в подъезде открывается -закрывается от взрывов. Трещины по дому идут. В последнее время взрывали и в темноте, не только днем. Те, кто на четвертом этаже живет, могли видеть вспышку, а сразу за ней толчок.
— В тот день, 24 ноября, я собиралась в больницу, — вспоминает о грустном жительница УРАЛВО Ирина. — Но сначала мы со старшим сыном решили заехать в магазин за продуктами. Вообще-то я сейчас живу одна — сыновья приезжают по выходным. В четвертом часу вечера мы вышли из квартиры. Нас не было минут 40. Когда вернулись, испытали настоящий шок. Я закрываю дверь и слышу голос из кухни: «Мама, у нас что, здесь домовые воевали?».
Захожу и вижу: кухонные шкафы вывернуты «с мясом», пол завален осколками тарелок, кружек, бокалов — разбилась практически вся посуда, какая была в доме. Особенно жаль детский сервиз — очень был красивый. Если бы не соковыжималка и еще кое-какая аппаратура, за которую шкафы задержались, они бы просто рухнули на пол. Одна из секций упала на поднос, который стоял за смесителем — вывернула мойку, вывернула трубы с горячей и холодной водой (как еще не порвала). Один шкаф уперся в вытяжку, которая врезалась в газовую трубу. При этом все сооружение висело на электропроводах от светильников, вмонтированных в кухонную панель.
Битого стекла на мусорку вынесли два огромных пакета. Обидно еще, что все произошло накануне маминого дня рождения. Настроение у нас, мягко говоря, было непраздничное. Я уверена, что это случилось в момент взрыва. Нас трясет постоянно и не первый год. Счастье, что в тот момент никого не было дома. Обычно в субботу-воскресенье, когда приезжают дети, я из кухни по 8-9 часов не выхожу — готовлю, стряпаю. Если бы я была там…
Чтобы выяснить, как чувствуют себя те, кто проживает в непосредственной близости от военного полигона, мы заехали в Запивалово. Остановились у небольшого аккуратного домика с деревянным петушком над резным оголовьем ворот. Калитку открыла пожилая женщина.
— Вы насчет взрывов? У нас в деревне все возмущаются, в любом дворе спросите. Я дверь в избу сроду на запорах не держала, а теперь нельзя, куда там. Крючок не накинешь — набегаешься, открывается без конца. Стекла дребезжат — ужас! Когда же все это закончится?
Закончилось. Однако не рано ли радоваться? Ведь остается главный вопрос: что дальше? Это точка или многоточие?
13 декабря «Газета.Ru» разместила информацию о том, что с 1 января 2013 года прекращаются подрывы боеприпасов на всех полигонах страны. «В настоящее время осталось подорвать всего 10 вагонов на полигоне Ашулук, — сообщает корреспондент «Газеты.Ru», ссылаясь на замминистра обороны генерала армии Дмитрия Булгакова. «Минобороны планирует в 2013 году утилизировать 1,1 миллиона тонн боеприпасов», — сказал замминистра.
Булгаков отметил, что подписано 18 контрактов с промышленными компаниями на утилизацию боеприпасов. Он также подчеркнул, что стоимость утилизации одной тонны боеприпасов составляет 10 тысяч рублей.
Из-за подрывов боеприпасов, начавшихся в 2010 году, погибло около 20 военных. Процесс подрыва на полигонах также вызывал большое недовольство местных жителей».
Так, может быть, все действительно было не зря: звонки в диспетчерскую службу, письма губернатору и президенту, митинги протеста? Хочется верить, что здравый смысл все же возобладал и то, что уничтожали, наконец-то, начнут утилизировать. последствия взрывов


Почему арсеналы нашей армии рвутся с такой регулярностью?

 

СССР всегда готовился к ведению боевых действий в мировом масштабе. А для такой войны требовался запас огромного количества боеприпасов для всех видов оружия.
И многочисленные заводы, выпускавшие их, работали круглосуточно. Склады буквально ломились от бомб, снарядов, мин, торпед и ракет различного назначения, а промышленность их все производила и производила. Однако глобального сражения не наступило. И уже в СССР случился неимоверный переизбыток боеприпасов, доставшийся в наследство России.
Промышленность изучала и прорабатывала различные варианты безопасной ликвидации отживших свое боеприпасов. Предполагалось, что на всех крупных арсеналах построят технологические линии по расснаряжению бомб, снарядов, ракет и другого вооружения. При этом основное ВВ не уничтожалось бы, а вымывалось специальными растворами, что давало возможность взрывчатое вещество использоваться повторно, к примеру, в горнорудной промышленности. Кстати, цена чистейшей меди, которая находится во всех кумулятивных снарядах и сейчас уничтожается вместе с боеприпасом, минимум в восемь раз превышает цену взрывчатки. К тому же не было бы экологического загрязнения окружающей среды. Выгода от промышленной утилизации была очевидной. Но очевидное в нашей стране — всегда самое невероятное.
Тем не менее в 2006 году началась реализация Федеральной целевой программы «Промышленная утилизация вооружения и военной техники (2005-2010 годы)». В ее рамках предполагалось избавиться и от старых боеприпасов. Программа предусматривала в целом утилизацию около 85 000 вагонов боеприпасов в 20 — тонном измерении. За общим объемом утилизации стояло высвобождение огромных материальных ресурсов: ВВ — 114 тыс. тонн; пороха — 224 тыс. тонн; черных металлов — 600 тыс. тонн; цветных металлов — 234 тыс. тонн.
Однако в организации работ была заложена «бомба», о самой возможности которой изначально даже не подумали. Заказчиком работ выступал минпромторг, а утилизируемые боеприпасы, вполне естественно, находились в ведении минобороны. У каждого ведомства оказались свои, никак не стыкующиеся интересы. В итоге, по данным ГРАУ, ГОЗ 2006 года был выполнен на 4%, а к осени 2007 года (второй год Программы) к практической утилизации по ГОЗ 2007 приступило лишь одно предприятие. В минувшем году на предприятиях минпромторга утилизировали около 70 тыс. тонн боеприпасов.
В текущем году права госзаказчика на уничтожение боеприпасов наконец-то получило минобороны. Это логичное решение. Но! Наступило время, когда ждать с организацией производственных мощностей на арсеналах стало просто нельзя. И в министерстве обороны приняли решение — все взорвать! Хотя имелось альтернативное предложение, но ждать не стали.
В чем мерзость и абсолютное варварство принятого метода утилизации? Взрывчатые вещества, особенно те, которыми снаряжены взрыватели, включают в себя чрезвычайно ядовитые компоненты. И вся эта гадость улетает в атмосферу, затем оседает на лесных растениях, грибах, садово-ягодных овощах-фруктах, уходит в грунтовые воды. Тем гражданам, которым «повезло» жить в районе нынешних полигонов утилизации, гарантирована онкология, всевозможные язвы и генетическое вырождение. За какие грехи мы сами себя приговорили к подрыву на собственной территории полутора мегатонн взрывчатки?
Почему без тщательной экспертизы и расчета отдаленных последствий принято волевое решение взорвать все старые боеприпасы как можно скорее? Если кому-то хочется воочию убедиться в том, как взрывчатка воздействует на Природу, пусть побывает в Новороссийске. Там есть легендарное место — Малая земля. В годы Великой Отечественной ее дотла выжгли взрывами немецких фугасов. Прошли десятилетия. На той земле ничего не растет — почва отравлена по сей день.

Сергей Птичкин («Российская газета» 2 июня 2011 года)

Чтобы добавить комментарий, зарегистрируйтесь на сайте или войдите через соц.сеть:

Похожие материалы (по тегу)