Вторник, 15 Август 2017 15:08

Морская болезнь — навсегда. Чебаркулец рассказал о годах службы на подводной лодке

Оцените материал
(1 Голосовать)

Иван Калентьев служил в составе боевого экипажа подводной лодки на Северном флоте. Сегодня он молодой пенсионер: за плечами служба в Чебаркульском военном гарнизоне и милиции. Живет в деревне Малково, и все свое свободное время проводит на берегу озера Чебаркуль. Вода моряка не отпускает.

«Был счастлив до безумия!»

Родился Иван Калентьев в 1967 году в деревне Десятилетие Чебаркульского района. Окончил Сарафановскую школу, СПТУ-14 (ныне Агролесохозяйственный колледж) по специальности повар-кулинар. Работал на пищеблоке чебаркульской больницы, затем немного в ресторане одного из санаториев. Весной 1986 года Ивана призвали в армию. «Я был счастлив до безумия, — рассказывает наш герой. — Ведь меня определили служить в Северодвинск — закрытый город в Заполярье, где у нас делают атомоходы. Когда привезли на место, стало понятно, что служить буду на подводной лодке!»

Осуществилась детская мечта Ивана, который со школы бредил морями. В свое время родители не пустили парня в Нахимовское училище…

Калентьев попал в «Черную эскадру». Так сами себя прозвали подводники этого прославленного и самого мощного соединения атомных подводных лодок Северного флота. С отличием окончил «учебку», получил предложение остаться там командиром отделения. Но служить на берегу Иван даже и не собирался. Проявил свой бунтарский характер, заявив: «Как я ребятам со своей улицы в глаза посмотрю: они будут рассказывать о том, что ходили на боевых кораблях, а я — по берегу?!» Тогда Калентьева распределили в легендарный экипаж подводной лодки «Магнитогорский комсомолец». Две недели — на самоподготовку, переобучение, сдачу допусков на самоуправление постом, и вот оно, автономное плавание — восемь месяцев боевой службы!

Экипаж «Магниточки»

Первый выход в море ничем особенным, кроме качки, Ивану не запомнился. Но у подводников все проще — большого шторма не увидишь. Поднялись — погрузились: только приборы показывают, что имеется колебание по корпусу.

Первое свое погружение на 240 метров Калентьев совершил в Норвежском море. Как и полагается, на 50-ти метрах набрали воды (роль стакана выполнял плафон вместимостью 0,7 мл) и дали выпить новичку. Вода была не только соленой, но и ледяной настолько, что зубы ломило. Но об этом испытании Иван Петрович вспоминает с улыбкой. Выпил залпом и получил свидетельство подводника, в котором говорилось о том, что теперь он «принадлежит к племени несгибаемым, стойких и отважных, дерзких и находчивых моряков Краснознаменного Северного флота».

Вот где Калентьев увидел, что такое настоящая взаимовыручка. «С такими офицерами сам черт не страшен! — с гордостью признается Иван Петрович. — Если Нептун и существует, с этими ребятами его трезубец можно в разные стороны загнуть. Хотя на берегу это самые обыкновенные пацаны. К примеру, наш командир принял командование лодкой всего в 32 года!»

Возглавлял боевой экипаж командир Игорь Александрович Виноградов. К нему можно было обратиться по любому вопросу. Он всегда руководствовался принципом адмирала Ушакова: «Офицер — никто, матрос — величие его». В подводной лодке жили и служили как в одной семье. Дни рождения отмечали шумно, с песнями: в 2-3 гитары такие концерты закатывали! «В минуты отдыха, бывало, в кинотеатр ходили, — рассказывает Иван Петрович. — Между торпедными аппаратами натягивали простынь и включали наш старый добрый трещащий кинопроектор «Пионер». Даже билеты «покупали»: придешь, постучишь, минер высунется: «Какое хочешь кино?» Отвечаешь: «Про море. Почем билеты?» А он тебе: «Таранька» (сушеная рыба), ну или сгущенка, шоколад. Кормили нас на убой. Я когда первый раз в отпуск пришел — меня родная мать не узнала!»

Вспоминает Калентьев, как купались при всплытии: «Автоматчики стоят… Боцман «рули отвалит», нырнешь, вдоль корпуса проплывешь. Жутковато, когда знаешь, что под килем 3-4 тысячи метров, а ты купаешься в океане. Это не забываемо!»

О службе — по дружбе

По рассказам подводника «Магниточка» — так ласково называли моряки свое судно, была очень ходовой. Ведь она принадлежала самому крупному соединению подводных лодок в мире. Выходила в Средиземноморье, Алжир, Сирию, Югославию. Подъемов и отбоев во время выполнения боевых задач не было — только вахта и подвахта. Постоянная рутинная работа. Иван Калентьев обслуживание навигационный комплекс. Самым страшным он называет 1987 год — пик холодной войны. «Тогда в Атлантике наши лодки бортами толкались, — лицо подводника вмиг становится суровым. — У нас тоже было столкновение — в декабре. Акустическую антенну на легком корпусе снесло. Что почувствовали? Удар и резкое падение. Лодка провалилась на глубину более 300 метров. Лишь благодаря грамотным действиям членов экипажа, судно удалось выровнять, а потом поднять. О чем думал в тот момент? О лодке! Когда-то командир легендарной подводной лодки Магомет Гаджиев, который громил немцев, сказал: «Нигде нет такого рая и своебратства, как среди подводников: они либо погибают все, либо выживают все». Эти ключевые слова нам еще в «учебке» вдолбили. Там не о маме думаешь, там реально каждому прописано, когда, что и как делать — структура отработана до мелочей. Поэтому мы все были уверены друг в друге, я, к примеру, знал, что кроме меня вот этот клапан никто не повернет — только я могу… А вообще в море понимаешь, что по сравнению с природой, стихией человек — ничто, лишь маленькая частица чего-то…»

Иван Петрович задумывается, долго молчит и, беря в руки телефон, вдруг произносит: «А хотите с настоящим командиром подводной лодки поговорить, это капитан второго ранга Юрий Валентинович Борозинец, сейчас на пенсии, живет в Новочеркасске. Когда я служил, он был старпомом. Пришел на «Магниточку» лейтенантом, никуда ни в какие штабы не ушел, так и служил на этой лодке до конца. В хорошем смысле слова повлиял на меня, хулигана». Юрий Валентинович, не ломаясь, согласился пообщаться по телефону с журналистом из Чебаркуля: «Никаких хулиганских манер я у Ивана Калентьева не замечал. Он был очень активным, работоспособным и ответственным бойцом. Да и сейчас таким же остался — вижу, мы часто встречаемся. Вообще, у нас хулиганов не было. Глупости все оставались на берегу… Хочу пожелать всем морякам семь футов под килем, а подводникам — чтобы количество погружений равнялось количеству всплытий!».

Два капитана

После демобилизации Иван Калентьев женился, служил в милиции. В 1993 году уходил в Чебаркульскую дивизию, но потом вновь вернулся — уже в уголовно-исполнительную систему милиции. Заочно отучился на юриста, командовал подразделением. Не скрывает, что к подчиненным был требовательным и строгим. Но справедливым. «Зря ни на кого голос не поднимал — за что меня и бойцы уважали, — рассказывает Иван Петрович. — А поначалу, они даже имен друг друга не знали, одни погонялы были: «толстый», «кочерга», «стерва»… Во-первых, я их отучил водку жрать, чтобы ни одного тела с запахом не было. Хочешь служить — помогу, расшибусь за каждого. Но если ты, подлец, будешь хитрить, я накажу тебя!» Теперь Калентьев гордится тем, что из этих ребят хорошие офицеры вышли. Некоторые звание полковника имеют!

В 2008 году Иван Петрович в звании капитана вышел на пенсию. Много чем занимался: отделкой, столярным делом, работал по металлу, освоил ковку. Вообще, талантов у Калентьева не счесть: играет на музыкальных инструментах, профессиональный спортсмен-рукопашник. Занимается подводным плаванием — ну еще бы!!! А главным своим достижением Иван Петрович считает рождение и — правильное — воспитание детей. Сегодня у двух капитанов Калентьевых (жена Галина служит в полиции и тоже имеет звание капитана) двое сыновей — Петр (27 лет), Иван (25 лет) и восьмилетняя Дашенька.

«Считаю, что в жизни я сделал все по максимуму, — говорит Иван Петрович. — Родине отдал все, что смог, дом построил, троих детей родил, а деревьев столько насадил, что на целую аллею хватит. Так что жизнь удалась!»

Радость — она везде

Бывших подводников не бывает, — уверен Каленьтьев. И считает, что все моряки — фанатики. Поселился Иван Петрович возле воды, на берегу озера Чебаркуль. Иногда ездит домой в Малково — там тоже работа ждет. А здесь — вагончик, банька, катер, многочисленные друзья из разных городов бывшего Советского Союза. Правда, прежде чем наступили красивые восходы и закаты, Калентьеву пришлось изрядно попотеть: очистить берег и воду от мусора и камней, проредить заросли кустарника и камыша, построить мостик. «В 30-40 лет мужики живот наедают, а я в свои 50 — не позволяю ему появляться, — делится секретами молодости Иван Петрович. — Форму стараюсь держать, веду активный образ жизни, с 2006 года совсем не употребляю спиртное. Можно массу найти способов того, как поднять настроение без алкоголя. Нужно просто быть позитивным во всем, радоваться красоте природы, тому, что тебя окружает, быть добрым к людям. Вот он позитив — видеть радость детей, которые бегут сюда гурьбой, потому что здесь чисто и безопасно. За какие деньги это купишь? Какой алкоголь сможет так настроение поднять?»

30 июля — День военно-морского флота — всегда начинается для Ивана Петровича Калентьева с возложения цветов к Вечному огню в парке Победы. А потом к нему на берег приезжают моряки из Челябинска, Екатеринбурга, других городов области. Вместе они вспоминают свои молодые годы, службу, радуются возрождению нашего флота, ну и конечно, поднимают чарку за погибших ребят с «Комсомольца» и «Курска», за тех моряков и подводников, которым уже не встретить красивых рассветов и закатов. Ведь все, что осталось от прежней жизни у капитана Калентьева и его друзей, — это Память...

 

 

Теги

Чтобы добавить комментарий, зарегистрируйтесь на сайте или войдите через соц.сеть:

Похожие материалы (по тегу)