Четверг, 16 Июль 2015 17:22

Зачем нам Илизаров — у нас свой Калинин есть

Опубликовал 
Оцените материал
(5 голосов)

Сегодня известный в Чебаркуле врач Леонид Калинин на заслуженном отдыхе. Но жители города и района до сих пор с огромным уважением говорят об этом человеке.

Одаренный травматолог ортопед с 1989 по 2001 годы возглавлял Центральную районную больницу. Отличник здравоохранения, заслуженный врач России и кавалер ордена Дружбы Народов, Леонид Васильевич сегодня радуется тихому семейному уюту вместе с женой Тамарой Ильиничной. Вместе они прожили 56 лет. У них две дочери, которые тоже стали врачами и работают в Челябинске.

А поначалу судьба не предвещала такого поворота. Родился Леонид Калинин в Кусе. Окончив десять классов средней школы, уехал в Пермь. Поступил в авиационное училище. Для юноши, чье раннее детство пришлось на годы войны, это понятный выбор. Плюс отец – фронтовик. Да еще и время было такое – подготовка и запуск первых искусственных спутников Земли. Но внезапно молодой человек меняет решение. Проучившись полгода, забирает документы и поступает в Златоустовское медицинское училище.

— Тетка моя мне была примером — Зоя Ивановна Иванова. Врач, кандидат наук. Наверное, ее судьба меня подвигла принять такое решение, — говорит Леонид Васильевич.

После Златоуста — учеба в Челябинском медицинском институте. После окончания вуза молодой врач уехал в Ашу. Там он проработал семь лет врачом-хирургом. И новый поворот.

— В 1974 году в Ашу приехал Николай Васильевич Саевец, который на тот момент возглавлял Чебаркульскую районную больницу. Сильный был руководитель. Он в целях обмена опытом осмотрел местные учреждения здравоохранения, а потом уговорил меня переехать в Чебаркуль. И я сразу же взялся за организацию травматологического отделения, которое в итоге и возглавил, — рассказал Леонид Васильевич.

Из Энциклопедии Челябинской области: «Л. В. Калинин внедрил компрессионно-дистракционный метод лечения переломов костей; применил одномоментную реклинацию компрессионных переломов позвоночника, одномоментное вправление вывихов и подвывихов в шейном отделе позвоночника…».

По словам Леонида Васильевича, помимо личного опыта в области теории и практики лечения сыграл роль и коллектив больницы. В этом заслуга и Зои Павловны Левчук, стоявшей у истоков здравоохранения города и хирурга Дмитрия Ивановича Лопатина, у которого Леонид Васильевич многому научился. Вот как он отозвался о наставнике:

— Ночь-полночь звонишь ему, говоришь, что нужна помощь. Едет. И сразу в операционную. Это был настолько светлый и интересный человек, о котором можно говорить много.

Постепенно травматологическое отделение в Чебаркуле осваивало новые методы лечения. Леонид Васильевич Калинин шел тем же путем поиска наиболее эффективных методов, что и знаменитый Гавриил Абрамович Илизаров. Только у Илизарова в Кургане был целый институт, а Калинин ставил на ноги больных почти один. Слово «почти» употребляется с учетом помощи коллег и Чебаркульского метзавода. Система работала так: попадает на больничную койку сотрудник предприятия с производственной травмой, представители завода беседуют с врачом: «Что надо, чтобы поправился?». Леонид Васильевич объясняет, какие нужно сделать кольца, спицы, зажимы. Завод делает это в своих цехах. Потом эти изделия помогали для лечения других больных.

— Был случай, когда я пришивал оторванную ногу, и она срасталась и действовала. Не раз областные медики у меня спрашивали: «Как ты поступаешь с гнойными осложнениями у больных?». Я отвечал: «У меня их нет». Челябинские врачи у меня, бывало, месяцами жили, да со всей России приезжали перенимать опыт.

Приедут, бывало, южноуральские медики к Илизарову в Курган, а тот им и говорит: «У вас же свой Калинин есть!».

Среди своих учеников Леонид Калинин называет Андрея Шмидта. А еще многие работают докторами в других городах России.

С 1989 года Леонид Васильевич, помимо лечебной-операционной работы, взвалил на свои плечи руководящую и общественную. Стал главным врачом. Избирался депутатом — районным и областным. Интенсивность работы такая — не передохнуть….

— У меня сейчас спрашивают, зачем я до сих пор хожу в операционную? А я все равно без контроля своих не оставляю. Постоянно оперировал с ними, привык к коллективу. Некоторые из тех сотрудников, с которыми я начинал работать в Чебаркуле, до сих пор трудятся в травматологии. Я вот несколько месяцев без них побыл — и заболел, — вздохнул ветеран здравоохранения.

Душа болит у Леонида Васильевича — за наше здравоохранение. А опытом он готов делиться всегда. Пока силы есть.

Автор: Марк КОРЮКОВ.

 

 

Чтобы добавить комментарий, зарегистрируйтесь на сайте или войдите через соц.сеть:

Похожие материалы (по тегу)