Пятница, 14 Март 2014 09:12

Коммуна «Комсомолец»

Опубликовал  Мария Дринюк
Оцените материал
(1 Голосовать)
В первые годы советской власти  трудовые коммуны создавали в селах и городах В первые годы советской власти трудовые коммуны создавали в селах и городах

Сегодня эту страницу истории Чебаркульского района можно назвать неизвестной или забытой

Передо мной книга Э. Х. Рахимова «Населенные пункты Чебаркульского района». Он высказывает надежду на то, что кто-нибудь дополнит недостающие события из истории сел и деревень. Я решилась это сделать.

Я нашла в книге упоминание о коммуне «Комсомолец» (статьи «Мирный» и «Самарка»). В наше время о таких названиях мы и не слышали. В моих метриках записано: место рождения — коммуна «Комсомолец» Чебаркульского района Челябинской области. Дата рождения — 4 февраля 1928 года. Отец: Дринюк Иван Иванович, мать: Дринюк (Болонова) Анна Сергеевна.

Я хорошо помню свою коммуну. Дядя Миша Капралов был действительно ее председателем. С моим отцом они были друзьями и дальнейшую его судьбу я знаю.
Коммуну «Комсомолец» создали в основном из беспризорников. Там и образовались семейные пары: Степанюк Петр и Зинаида, Богачевы Григорий и Зинаида, Капраловы Михаил и Екатерина, Дринюк Иван и Анна, а также Салтыковы, Похомовы, Черных, Зубаревы и еще многие, кого я не запомнила.
Коммуна состояла дворов из 20 — чуть больше или чуть меньше, но хозяйство было богатое. Центральная усадьба находилась в полукилометре севернее станции Биргильда. Между ними текла небольшая речка. На станции был элеватор. Там трудились наши родственники, Савельевы, дядя Леня и тетя Шура (сестра моей мамы). Кстати, отец Леонида Савельева похоронен в Бишкиле на горе рядом со школой, как герой гражданской войны, устанавливавший советскую власть в Бишкиле и Медведево. Его убили враги советской власти.
На центральной усадьбе коммуны располагались начальная школа (4 класса), детский сад, контора, общественная столовая с длинным столом и скамейками. Повара подкармливали нас, ребятишек. Склады и амбары располагались тут же в центре, а рядом сельхозинвентарь.
К востоку в километре от усадьбы — сад и пасека, заведовал которой дед Салтыков. Он не раз угощал нас сотами с медом. Дальше на восток еще с километр стояли свинарники. Нас, дошколят, водила туда на экскурсию воспитательница детского сада тетя Поля. Я там еще искупалась нечаянно в колодце. Мы видели барсучьи норы и суслика, сидящего у дороги столбиком.
С запада находились базовки с крупным рогатым скотом. Там на заимке жили люди. Оттуда ребятишки приходили к нам в школу. Школа работала в две смены. Одна учительница вела первый и третий классы, вторая — второй и четвертый. Учителя ходили по домам, записывали тех, кому исполнилось 8 лет.
Помню, подружка у меня была на год старше, ее в школу записали, а меня, семилетнюю, нет. А я уже почему-то и в садике не была, и в школу не попала. Скучно. Я тогда взяла огрызок карандаша и подалась в школу. Учительница спросила, что мне надо, я и ответила: «Учиться». Посадила она меня рядом с третьеклассником Пронькой, ноги мои до пола не доставали. Клавдия Константиновна показала мне, как писать палочки. Так началась моя учеба.
К северу от усадьбы находились конюшни. Лошадей было много. Однажды повадился волк и начал резать жеребят. Мужики поставили капкан. Волк в него и угодил. Но отгрыз лапу и ушел. Утром по кровавому следу мужики его догнали и привезли в розвальнях во двор к деду Салтыкову. Вся деревня сбежалась посмотреть на волка. «Матерый», — говорили мужики.
За конюшнями — березовый лес и кладбище. Весной все деревья были усажены гнездами. Грачи громко кричали. Мы любили туда ходить. Мальчишки зорили гнезда, спускались с дерева с яичками во рту, показывали их девчонкам: такие зелененькие в конопушках, красивые яички. Потом уже мы поняли, что разорять гнезда не нужно.
Двери в нашей деревне на замки не закрывались. И вот однажды со станции пришли двое незнакомцев с чемоданами, сложили в них, что понравилось и собрались уходить.
Взрослые в разгар лета были в полях, на фермах. В деревне кто оставался? Стар и млад. Кто успел сообщить бабам об этих жуликах или ширмачах, как мы их называли. И вот картина, как сейчас, перед глазами: в окружении толпы баб идут с чемоданами двое: мужчина и женщина, хорошо одетые, молодые, упитанные, женщина пострижена по моде, он — в шляпе. Женщины наши деревенские галдят, норовят ударить, дядя Миша Капралов урезонивает их, говорит, чтоб не трогали: «Позвоню в милицию, там разберутся. А пока посидят в конторе».
Весело жили коммунары, дружно. Вместе трудились, вместе веселились, во всем помогали друг другу. Я была свидетелем тому, видела, какими счастливыми были эти молодые люди.
Это было время энтузиазма, трудового подъема народа, люди верили в прекрасное будущее — коммунизм, который они должны построить собственными руками.
Мария Дринюк, д. Боровое

Чтобы добавить комментарий, зарегистрируйтесь на сайте или войдите через соц.сеть:

Похожие материалы (по тегу)