Вторник, 09 Июль 2013 13:26

Тимохина яма

Опубликовал 
Оцените материал
(0 голосов)

У нас же как, у местных-то? Или хрен пополам, или харя вдребезги, по-другому не можем. Упертые. Кто-то в работе упертый, а кто-то в дурости.

Тимофей Трешкин, по прозвищу Халява, успел и там, и там. Работать Тимоха мог и умел, тут ничего не скажешь. Но пуще всего любил биться об заклад. Спорщик был — куда твоему куму! На халяву, чтоб пузырь урвать, то бишь выспорить, так первей Тимохи не было. Раз сидели мужики в курилке у конторы, аванец в тот день давали. Ну, пока очередь, то да се, разговорились, что, мол, Ванька Чалый третьего дня в одних трусах перед своим домом наплясывал.
— Эва, удивил, — это Николай Веревкин встрял. — Я за пузырь в трусах и вокруг дома оббегу.
— Чего вокруг дома-то? Покупай сегодня две полбанки, я по улице вечером пробегу.
— И что тут такого, — это Халява уже включился, — скидавайтесь на ящик. Завтре с края на край пробегу вовсе без трусов.
— Гонишь!
— Зуб даю!
— В потьмах-то любой…
— А я с утра, когда бабы коров в табун погонят.
И ведь выспорил! Разговоров по селу на месяц было. Ради правды надо сказать, что половину ящика он с мужиками выпил, а то как же, пострадали ведь, считай, по пол-аванса домой не донесли, дома скандалы, ругань. Ну зато и народ повеселил: два раза на коровьих лепехах поскользнулся.
Другой раз спорил за ведро самогону, что залезет на трубу котельной и спрыгнет оттуда. Спрыгнул. Крылья изладил из тещиных простыней и спрыгнул. Но не крылья помогли — куча шлаковая. Шлак же возле котельной, вот Тимоху на него и снесло. Не убился, так руки-ноги переломал. Полгода бюллетенил. Из совхоза чуть не выгнали. Потом из трактористов в скотники перевели, по инвалидности. Но ведро свое Тимоха с мужиков стребовал, халява — дело святое.
Как только Тимоха ни спорил, на какие жертвы ни шел, никак не мог успокоиться. И жена от него ушла, и мужики сторонились, знали, что проспорят, а нет-нет, да и забьется с кем-нибудь на пузырь, а то и на литрушку. Последний раз поспорил себе на погибель. А было вот как.
С Уфимского тракта две дороги — Старая и Новая. Новую прокатали, мост построили, старый-то каждую весну в половодье сносило, после уж, когда вода спадет, тракторами назад стягивали. А старая — спокон веку была, по ней и с тракту ближе, и мостов нету. В одном только месте, рядом с Микайкиным ключиком, брод через ручей — воробью по колено. Ключ этот никогда не высыхал, даже в засуху. Зимой не замерзал до конца, посередке полынья оставалась. Чтоб, значит, воды набрать. А водица-то была — чудо. Вкусноты необыкновенной. И сроду не тухла, хоть сколь бы в ведрах стояла. Невесты перед свадьбой той воды набирали и волосы мыли, примета была такая, чтоб муж всегда любил.
А Тимоха, стало быть, закусился с Ванькой Чалым, что он, Тимоха, проскочит Микайкин ключик сходу на санях. То бишь, если Чайку в сани запрячь и разогнаться, то получится. Надо сказать, что ключик был посреди озерца малого, метров на 10 в ширину. Замерзало это озерцо не сразу, от краев к середке. В общем, разогнался Тимоха с пригорка, скачет, Чайку вицей лупит. И что ты думаешь?! Провалились сани посередке озерца. Оглобли выдернуло из саней. Чайке по полной досталось. А Тимоха только полушубок подмочил. Но самое главное — проспорил! Что делать, пришлось отдавать Чалому проигрыш. Обидно. Ночью побежал Тимоха к ключу. Дошел до полыньи, снял штаны и справил в воду нужду. А с утра похвалялся, мол, отомстил Микайке за обиду. Стары люди возле ключика срамными словами боялись ругаться, а этот… Отлупили его мужики, отметелили так, что не узнать. Тут участковый подъехал, заарестовал Тимоху и в район. Суд был. Год дали Халяве за порчу сов-хозного имущества.
А весной приключилось невиданное. Ключик разлился вокруг, затопил соседнее поле и дорогу. Правда, к лету вода спала, а на месте озерца осталась большая лужа грязи, никак уж воды с нее не набрать. Да никто бы и брать не стал после того, что Халява натворил. А тот отсидел год, вернулся. Инвалидность с него в тюрьме сняли. Завгар его на трактор посадил, техники-то добавилось, трактористы нужны, а Тимоха — тракторист знатный. Только без мозгов. Сел на трактор и в первый же день погнал к Микайкиному ключику, вернее к тому, что от него осталось. В мае было. Чего его нелегкая туда понесла, никто не знает. А только разогнался Тимоха на тракторе и влетел в самую середину лужи. И застрял. Стал трактор тонуть. Тимоха и выскочить не успел, как ушел трактор вглубь вместе с ним. Долго черные пузыри потом булькали. Это ж целый трактор, почитай, в трясине утоп! На ровном-то месте! Шестами потом пытались достать, кошки кидали на тросах, без толку, одна вонь да пузыри, бездна, нечего сказать.

Так и прозвали то место Тимохиной ямой. А что вокруг — Тимохиным болотом. Ничего путнего на том болоте не растет, один тальник да осока чахлая, кто мимо проедет, тот плюнет и перекрестится. Вот тебе и Тимохина яма…

Теги

Чтобы добавить комментарий, зарегистрируйтесь на сайте или войдите через соц.сеть:

Похожие материалы (по тегу)

  • 23 февраля жительнице Чебаркуля Валентине Алексеевой исполнится 90 лет

    В День защитника Отечества в доме Алексеевых собралась дружная семья. И несмотря на то что единственный мужчина в «женском царстве», — военнослужащий, все-таки первый тост подняли за 90-летний юбилей Валентины Иосифовны, и уже второй — за День воинской славы России.

  • «Любить Родину надо уметь!»

    Так считает педагог школы № 6 Игорь Валерьевич Дышаев. И учит детей именно этому.

  • У каждого своя война…

    Раскаленная солнцем афганская земля расчерчена множеством дорог, пройденных тысячами советских солдат и офицеров. Для некоторых из них героический путь по горно-пустынным тропам жестокой войны стал последним. Те же, кто смог вернуться домой, бережно хранят воспоминания о погибших товарищах и трудных буднях, помнят о крепкой боевой дружбе и душевных письмах из дома… Так или иначе, каждый привез с собой в родные места свой багаж эмоций и впечатлений, каждый вынес из этой войны для себя что-то особенно важное.

  • «Нас сплотила… беда»

    Один за другим в жизни Расимы Асатуллиной появилось сразу несколько мужчин. На каждого у нее хватило любви, нежности и заботы. Не женщина — богиня.

  • Жизненное кредо Митрошиных — честь и долг

    Наверное, больше половины чебаркульцев помнит заслуженного педагога Константина Михайловича Митрошина. Мы, школьники начала 80-х годов, наблюдали, как интересный, добродушный и, как нам казалось, пожилой человек воспитывает молодое поколение. Все, видя его, улыбались. И тогда никто из нас, малолеток, не мог предполагать, что сын Константина Михайловича служит в Афганистане…