Вторник, 02 Июль 2013 10:11

5 июля — 70 лет Орловско-Курской битве

Опубликовал  Иван ЧЕРНОГОРОВ
Оцените материал
(0 голосов)

История войн не знает подобных сражений по своей жестокости, кровопролитности и числу потерь в людской силе и технике с обеих сторон.

Деревня Прохоровка известна далеко за пределами нашего государства. Здесь шли бои не на живот, а на смерть, здесь горело железо и плавился металл. Здесь был вынесен окончательный приговор гитлеровскому рейху - миф о победе над Советским Союзом.

Я участник этой битвы. Наша прорывная дивизия занимала оборону по всему периметру города Невосиль Орловской области. Между нами и немцами разделительной полосой протекала река Зуж.
5 июля на рассвете немцы произвели артподготовку. Шквал огня снарядов разного калибра обрушили на нашу оборону и это длилось более полутора часов. По окончании артподготовки в небе появилась армада немецких самолетов, которые сбрасывали бомбы на наши головы вдоль линии фронта. А потом пьяная немчура засучив рукава пошла на нас в атаку. Наш 446 стрелковый полк принял неравный бой. Немецкую пехоту поддерживала громада немецких танков, бой был неравный и нам пришлось отступить на вторую, запасную линию обороны, затем на третью линию, и так держали оборонительные бои до 12 июля. Такая была стратегия нашего командования, изматывать силы противника в оборонительных боях. Со мной в этих боях учавствовали чебаркулец Павел Ларионов и из села Малково Карп Иванович Шиков.
12 июля наша 397 дивизия перешла в контрнаступление по всей линии фронта. Не выдержав залпового огня нашей артподготовки с применением «Катюш», танков, самолетов стали поспешно отступать по 12-15 километров в сутки, а на отдельных направлениях даже больше. Так наступали до 19 июля в направлении города Орла. Не доходя 12 километров до города возле поселка Желебушские Высоты был ранен Карп Иванович Шиков, а на рассвете я получил ранение. В этих боях был убит наш друг Павел Ларионов. Я после излечения в госпитале города Серпухов снова попал в пехоту в 269 стр.дивизию, в которой участвовал в боях на Брянском направлении, затем воевал в Белоруссии. При взятии поселка Нивное был тяжело ранен второй раз - прострелено левое легкое. На излечение попал в свои родные края - Чебаркуль, госпиталь №4012 тубсанатория, где пролежал 4,5 месяца. После излечения попал во 2 У МБ города Горького, где готовили командиров боевых машин реактивных установок. После окончания курсов попал в 311 четырежды орденоносный Гвардейский минометный полк. Здесь получил боевую машину и с ней прошел через Польшу, освобождая города Варшаву, Познань, Краков, участвовал во взятии Берлина и штурме Рейхстага, где 2 мая 1945 года для меня закончилась война. От Рейхстага наш полк выбыл в Грюнвальдский лес. 8 мая 1945 года в местечке Карлхорте под Берлином был подписан акт о безоговорочной капитуляции. 9 мая для меня был самый счастливый, радостный День Победы- окончание Второй мировой войны.
Память о войне должны хранить все поколения. Без прошлого нет будущего. Эта аксиома имеет многовековое подтверждение, как бы далеко не уходило эхо войны вглубь веков. Тем, кто испытал на себе ее ужасы и увидел воочию, никогда не забудут пережитое ими до последнего вздоха своей жизни. Уходя из жизни оставляют святую заповедь грядущим поколениям: не дай Вам Бог испытать того, что мы испытали в свои юные годы. Оставшихся в живых фронтовиков ничтожно мало. Они призывают и сейчас: «Люди добрые будьте бдительны, не дайте возгореться пожару». Любой мир, в каких бы то политических перегрузках не был, он всегда лучше разрухи. Если мы не будем думать о завтрашнем дне, мы не выживем. У многих сейчас стала изменять память о войне. Им не ведомы горе и страдания переживших войну. Они не видели тысячи выжженных, разрушенных городов, сел, фабрик, заводов, миллионов погибших, искалеченных людских судеб. Они не слышали плач осиротевших детей, не видели деревенских колодцев, заполненных до отказа трупами детей и стариков. Они забыли Бабий Яр, где земля шевелилась от заживо погребенных людей, они не видели горы трупов, сложенных как дрова, политых бензином и сожженных в кострах. Они не видели лагеря смерти Освенцин, Бухенвальд, Майданик, Равенсбрюк и другие, где круглосуточно работали фабрики смерти, крематории, повышая свою производительность до нескольких тысяч человек в сутки, не видели они и газовой душегубки. До этих господ не доходит набат колоколов Хатыни, куда по сей день приезжают тысячи людей со всех стран мира, чтобы увидеть чудовищное творение рук оголтелого фашизма.
Забыт и документальный фильм «Мертвый сезон», в котором показано, как фашисты превращали наших соотечественников в травоядный рабочий скот. Вдумайтесь, только в одной Белоруссии за время оккупации погибло 2 миллиона 200 тысяч людей и 380 тысяч вывезено в рабство в Германию.
В наших сердцах и поныне стучит «пепел войны». Тяжело и больно нам, фронтовикам, переносить лицемерие и показуху перекрасившихся из красных в белые. А еще горше становится на душе, как пронзившая пуля сердце, когда господа выражают свою зависть о повышенных пенсиях инвалидам войны. Вот здесь-то они и показывают свое лицо, кто есть кто. Да пусть возьмут они инвалидские пенсии, а взамен возвратят утраченное здоровье. Слишком коротка память у некоторых людей. Они предали забвению подвиг нашего народа, триумф Победы, славу наших полководцев и героев войны. Господа, опомнитесь: кто вам дал жизнь? Вы живы потому, что мертвые молчат. А нас остается ничтожно мало, скоро уйдут из жизни последние защитники Отечества. Пока же мы, фронтовики, остаемся в прежней форме, если не учитывать старость и ноющие раны. Мы верны до последнего вздоха своему Отечеству, своей Родине. Хочется спросить, почему такое пренебрежительное отношение появилось к защитникам Отечества, труженикам тыла, детям войны, которые не получили отцовской ласки. Взгляните «за кордон», сопоставьте и сделайте выводы, как там чтят тех, кто сражался в годы войны, защищал свое Отечество, и найдете большую разницу в материальном и духовном отношении.
Некоторые наши ветераны и труженики тыла влачат жалкое существование, по сей день многие не имеют нормальных бытовых условий, остались лишь одни лозунги и обещания: «Мы вас никогда не забудем». С чувством глубокого переживания приходится смотреть через экран телевидения на окружающую обстановку, когда нет войны, нет в городах и селах окопов, блиндажей, траншей, колючей проволоки, а линия фронта проходит на улицах, в квартирах. Убивают ни в чем не повинных людей, насилие, грабежи, льется кровь. Эта линия невидимого фронта проходит через наши сердца. Не за это наши боевые друзья оставили свои головы на полях сражений.
Иван ЧЕРНОГОРОВ, фронтовик, участник Орловско-Курской битвы, инвалид войны

Чтобы добавить комментарий, зарегистрируйтесь на сайте или войдите через соц.сеть:

Похожие материалы (по тегу)

  • 23 февраля жительнице Чебаркуля Валентине Алексеевой исполнится 90 лет

    В День защитника Отечества в доме Алексеевых собралась дружная семья. И несмотря на то что единственный мужчина в «женском царстве», — военнослужащий, все-таки первый тост подняли за 90-летний юбилей Валентины Иосифовны, и уже второй — за День воинской славы России.

  • «Дети войны» получили удостоверения

    Глава города Сергей Ковригин вручил документ 55-ти чебаркульцам

  • У каждого своя война…

    Раскаленная солнцем афганская земля расчерчена множеством дорог, пройденных тысячами советских солдат и офицеров. Для некоторых из них героический путь по горно-пустынным тропам жестокой войны стал последним. Те же, кто смог вернуться домой, бережно хранят воспоминания о погибших товарищах и трудных буднях, помнят о крепкой боевой дружбе и душевных письмах из дома… Так или иначе, каждый привез с собой в родные места свой багаж эмоций и впечатлений, каждый вынес из этой войны для себя что-то особенно важное.

  • «Нас сплотила… беда»

    Один за другим в жизни Расимы Асатуллиной появилось сразу несколько мужчин. На каждого у нее хватило любви, нежности и заботы. Не женщина — богиня.

  • Жизненное кредо Митрошиных — честь и долг

    Наверное, больше половины чебаркульцев помнит заслуженного педагога Константина Михайловича Митрошина. Мы, школьники начала 80-х годов, наблюдали, как интересный, добродушный и, как нам казалось, пожилой человек воспитывает молодое поколение. Все, видя его, улыбались. И тогда никто из нас, малолеток, не мог предполагать, что сын Константина Михайловича служит в Афганистане…