Вторник, 26 Июль 2011 08:55

«Пошумев моторами, выпустив дымок, через наше озеро мчится катерок…»

Опубликовал  Екатерина Бурдуковская
Оцените материал
(0 голосов)

лодкаСижу на берегу озера и смотрю на водную гладь. Если бы мы, чебаркульцы 21 века, могли оказаться у городского водоема 40 лет назад, то не поверили бы глазам: по озеру Чебаркуль ходит катер!

 

Капитан-киномеханик
В 1939 году, когда в Коркино закончилось строительство сооружений угольного разреза, Евстигней Бобров со своей семьей переехал в Чебаркуль строить училище. Через два года, в августе 41-го, его четырнадцатилетнего сына Евгения отправили на курсы киномехаников в Челябинск. Парень стал первым специалистом в штате кинофикации Чебаркульского районного совета. С помощью передвижной киноустановки Женя показывал на белой простыне фильмы раненым солдатам в госпитале. В день проходило три-четыре сеанса.
Так было до августа 1944-го, пока молодого киномеханика не забрали в армию. Новобранца Боброва направили в школу радистов Флотского экипажа, по окончании которой он был зачислен в штат 13-й бригады торпедных катеров специалистом на командирское судно.
Началась война с Японией. 13-ю бригаду отправили в один из корейских городов, который быстро освободили от японцев. Там находилась большая база, даже сохранился кинотеатр. Члены политотдела Южно-морского штаба тихоокеанского флота попросили Евгения Боброва разобраться с японской техникой для показа фильмов. Парень недолго изучал устройства, и через некоторое время был назначен киномехаником в политотдел. Знания передавал другим: каждые три месяца выпускал по 20 человек. Первых трех учеников, на которых всегда мог положиться, оставил у себя помощниками.
Командование флота предвидело, что после вывода войск из Кореи много молодых офицеров на «гражданке» останется без работы. Поэтому во Владивостоке в Высшем командном училище им. Макарова были организованы факультеты судоводителей и механиков силовых установок. И хотя капитан Бобров не входил в категорию учеников, все же попросил принять его. Так на факультете судовождения появился самый молодой студент. В 1952 году Евгений Бобров вернулся в Чебаркуль дипломированным специалистом.
Приключения катера в Чебаркуле
В начале 60-х годов прошлого столетия районный комитет «Добровольного общества содействия армии, авиации и флоту» (ДОСААФ) связался через школу № 6 с Адмиралом Флота Советского Союза С. Г. Горшковым, служившим в Дунайской флотилии. Был необходим катер для обучения ребят. В мае 63-го в Чебаркуль на поезде доставили бронекатер проекта 5436 с мичманом и двумя матросами.
После недолгого использования катер зашел на каменную мель и сильно повредился.
— Чтобы уйти от наказания начальства, — рассказывает Е. Бобров, — наше ДОСААФ попыталось отдать судно магнитогорскому «Добровольному обществу», при условии что коллеги в документах признают катер полностью исправным. Обо всем узнала журналистка «Южноуральца» В. Белова и написала разгромную статью для «Челябинского рабочего». Судно вернули городу, отдав металлургическому заводу…
Единственному в городе дипломированному специалисту Евгению Боброву ДОСААФ неоднократно предлагало стать капитаном катера, но он отказывался. Уговорить его удалось лишь Михаилу Федотову, руководившему в ту пору метзаводом.
На полуострове Крутик решено организовать базу отдыха для заводчан: от городского причала до полуострова людей будут доставлять на катере. Зимой 64-го Е. Бобров и В. Яшин перепрофилировали судно: на палубе разместили скамейки на 250 посадочных мест, военное оборудование полностью убрали. Уже в мае катер проверили инспекторы и «дали добро».
Тем временем на Крутике подготовили базу отдыха: завезли фанерные домики, за неделю собрали и установили их. Начались трудовые будни для бронекатера «Металлург» и экипажа во главе с Евгением Евстигнеевичем Бобровым. Как только с озера сходил лед, катер ставили на воду. А с 1 июня начинали ходить пассажирские рейсы. Первый уходил в 9.00, следующие — хозяйственные. Особым спросом пользовался пятничный рейс в 19.00, когда заводчане после работы выезжали на базу. По понедельникам и четвергам катер «Металлург» отдыхал.
— За все время работы, с 1964 по 1973 годы, у меня не было ни одного несчастного случая, — рассказывает бессменный капитан Бобров. — Если и был страх, то не за себя, а за то, что двое моих детей останутся без отца. Для повышения безопасности в выходные дни на катере дежурил десяток дружинников во главе с членом профкома… Но одна поломка все-таки была: около Марьиного острова судно наткнулось на камень. На место пробоины заводчане поставили заплату.
Отдыхающие платили по 20 копеек за проезд и через 8 минут оказывались на противоположном берегу. Профком неоднократно предлагал ввести бесплатный проезд. Завод мог себе это позволить: солярка, на которой ходил катер, стоила дешево. Но директор отказался: на борту не должно быть лишних людей! Хотя, если оставались места, экипажу разрешалось брать на «Металлург» горожан, не работающих на заводе.
Не только чебаркульцы могли насладиться прогулкой на катере. Приезжавшие на завод делегации из Германии, Израиля, Франции, Италии, Кубы, Норвегии и других стран летом обязательно видели красоты нашей природы. Конечно, в развитых странах судна лучше «Металлурга», но людям из кают мало что видно. А с борта чебаркульского катера можно было рассмотреть все вокруг.
Хороший отдых — дело чести
Металлурги выезжали на базу «вскладчину», по 2-3 семьи. Жили в домиках по соседству. С собой брали напитки и еду. Уезжали на Крутик в пятницу, возвращались в воскресенье. На природе забывались все проблемы и заботы.
Возле домиков устраивали импровизированную столовую. Готовили на кострах или газовых плитах. Самым любимым блюдом для всех была свежая уха. Рано утром мужчины выходили на рыбалку. На удочку попадались чебак, окунь, щука, карп, судак, линь, налим. К обеду по всей базе стоял запах аппетитной ухи.
В это время у причала на полуострове «отдыхал» катер. Прямо с него отдыхающие прыгали в воду. Вечерами, сидя на мягкой траве, пели песни у костра. С каким удовольствием чебаркульцы вспоминают те времена!
Младшие братья «Металлурга»
За один день катер перевозил около тысячи человек. Это достаточно большая нагрузка на судно. В 70-х годах М. Федотов поручил Е. Боброву приобрести гражданские судна. Так, весной 1972-го в Чебаркуле появился трамвайчик «Комсомолец», рассчитанный на 60 мест (из них 54 — сидячие). В октябре того же года в наш город был доставлен пятиместный «Пионер», предназначенный для перевозки руководства метзавода. Держать на балансе столько судов было невыгодно. Поэтому судьба «Металлурга» определилась так: его дизельные двигатели отправили на ленинградский завод «Звезда». И в Чебаркуле осталась лишь славная история славного катера.
Все окончательно завершилось с уходом на пенсию директора металлургического завода М. Федотова. Капитан Бобров «ушел в отставку» вместе с Михаилом Ивановичем. Следующие два года у штурвала стоял М. Аникин. Вскоре суда «Комсомолец» и «Пионер» отдали в распоряжение комсомольской организации города. А потом они и вовсе перестали ходить в связи с запретом использования на озере двигателей внутреннего сгорания.
— Этот запрет, за редким исключением, чебаркульцы свято выполняют, — рассуждает Е. Бобров. — Мы живем озером, берем воду для питья. Бич для него — гидроциклисты, скутеристы и подобные им. Неизвестно, откуда они только берутся!
… На Крутике больше нет базы. По озеру не ходят прогулочные катера и «трамвайчики». Рыбаку нечасто попадается хорошая рыба. И волны уже не бьются об одинокий причал недалеко от центрального пляжа озера Чебаркуль — мелко. Неужели вся эта благодать навсегда ушла в историю, став для потомков лишь красивой легендой?
От редакции. Если Вы хотите узнать о каком-либо историческом месте нашего города или сами можете о чем-то рассказать, звоните в редакцию газеты или пишите: г. Чебаркуль, Ленина, 18. Свои комментарии можно оставить на сайте газеты: www.gazeta-ch.ru

 

Чтобы добавить комментарий, зарегистрируйтесь на сайте или войдите через соц.сеть: