Четверг, 06 Октябрь 2016 12:27

Подайте на... прозябание

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)
Подайте на...  прозябание Фото Евгении Дмитрецкой

Бомж нашел пристанище в Чебаркуле на ул. Крылова

В теплое время от людских глаз бомжа ограждали кустарники. Но листья постепенно опадают, и взору прохожих открывается такая картина: на земле лежит одноногий человек, вокруг него — мешки с тряпьем, куски хлеба и… пустые бутылки из-под спиртного. 

Мужчина, возраст которого не поддается определению, невнятно произносит свое имя. Точнее, прозвище — Лёха-полковник. Ни отчества, ни фамилии назвать не может. Или не хочет. Как и адреса, имен родственников, «однополчан». Но проявляет интерес при вопросе: «Где ногу-то потерял?». Нечленораздельно объясняет, что при пожаре на него упала балка.

Проходящая мимо женщина вдруг радостно восклицает: «Лёнчик, это ты что ли?! Тебя не узнать! Что с тобой случилось?» Рассказывает, что этот человек жил на разъезде Кисегач со своей старшей сестрой Валентиной. Якобы какое-то время сидел в тюрьме. Потом семья перебралась в деревню. Но тогда Лёнчик был еще на двух ногах, и впечатление производил «более-менее нормального мужика».

Внезапно бомж, обращаясь к женщине, вполне разборчиво выдаёт: «Дай закурить и поищи мне пиво». Останавливаются люди, объясняют, что бомж регулярно просит у них милостыню в виде… спиртного и сигарет.
«Он каждый день сидит на крыльце супермаркета, — рассказывает девушка лет 20-ти. — Мимо него не очень приятно ходить в магазин: во-первых, неприятный запах, во-вторых, он просит денег, чтобы выпить».
«Холодно становится. Что делать будешь, когда снег пойдет?», — спрашиваем у одноногого «полковника». Без раздумий отвечает: «Что-что! Выйду на дорогу — и всё!»

Спасение утопающего — дело чьих рук?

Возвращаемся в редакцию. Берем телефонную трубку: надо обзвонить службы, которые могут решить проблему и, возможно, спасти человеку жизнь. Ведь в мороз без крыши над головой долго не протянешь! Тем более на одной ноге без ботинка…

Из Чебаркульского отдела полиции быстро получаем официальный ответ: «Данный гражданин неоднократно доставлялся в отдел внутренних дел, он поставлен на фотоучет и дактилоучет. Сведений о том, что он совершил правонарушение или преступление у нас нет, поэтому оснований для его привлечения к какой-либо ответственности у нас нет. Заместитель начальника полиции по охране общественного порядка И. П. Дрижук». В неофициальной беседе сотрудники полиции высказывают мнение о том, что решение данной проблемы лежит «в социальной плоскости, то есть принимать меры должны органы соцзащиты».

Социальные работники рассказывают, что с Леонидом Яриным — это, кстати, имя бомжа — они «нянчатся» на протяжении двух лет. Как оказался на улице — не знают, поскольку ничего внятного от него добиться не могут. Мужчина называет несколько населенных пунктов, где либо проживал сам, либо сейчас живут его родственники: посёлки Тимирязевский и Бишкиль, сёла Филимоново, Медведево, станция Полетаево и др.

В 2011 г. Леонид вместе с другими бомжами попал в инфекционное отделение Чебаркульской больницы. Там мужчин устроили в палату, подлечили, одели и регулярно кормили на протяжении трех лет. Но, по словам сотрудников больницы, эти «здоровые, физически крепкие мужики не испытывали желание трудиться и самостоятельно зарабатывать себе на жизнь». Они умудрялись даже в больнице пьянствовать и дебоширить. Однажды Леонид заснул пьяный с сигаретой. Медсестры вовремя заметили дым, спасли мужиков от смерти, а больницу от пожара. После этого случая бомжи вновь оказались на улице. Некоторое время они «паслись» возле лечебного учреждения, ставшего родным, попрошайничали, сидя на крыльце поликлиники. Главный врач вынужден был обратиться в социальную службу, работники которой оформили мужчинам паспорта и страховые полисы, одному — успели даже пенсию. После чего Ярин был поставлен на очередь для проживания в Комплекс социальной адаптации граждан г. Миасса.

Затем, с помощью благотворительного фонда, Леонид попадает в Кыштымский «Дом спасения». В это время у него началась гангрена, врачи сделали операцию — отняли ногу. Но только он пришел в себя, как буквально на одной ноге уполз из реабилитационного центра.

Вернулся на «малую родину», в Чебаркуль. Соцработники вновь произвели операцию «перехват». И вот Лёнчик — в кожном диспансере. Здесь он должен был пройти трехнедельное лечение для того, чтобы его смогли оформить в соцучреждение г. Златоуста. Но Ярина хватает лишь на семь дней — он снова уползает на волю. Врачи до сих пор вспоминают неблагодарного пациента, который ругался нецензурной бранью, отказывался принимать пищу, а напоследок нагадил прямо посреди палаты!

«Дядя Гордон и тётя Юля, помогите!»

Теперь он снова на любимом крыльце супермаркета с протянутой рукой. Врачи спасать его не хотят — уж больно дорого им обходится его спасение. Соцработники разводят руками: «Мы его ловим, пытаемся помочь, а он сбегает. Вообще, устройство лица без определенного места жительства в учреждение социальной сферы возможно только при выраженном добровольном согласии человека».

А Лёнчик не хочет жить под крышей и в тепле. Во вторник, 4 октября, в 8.00 он преспокойно спал на своем излюбленном месте — на голой земле, под днищем от походной палатки, укрываясь от дождя…

По словам пресс-службы администрации г. Чебаркуля, в этот же день специалист социальной службы в очередной раз попыталась призвать Леонида Ярина к восстановлению нормального образа жизни, однако он отказался от помещения его в государственное стационарное учреждение, категорично не согласился подписать документы, поэтому специалист составила акт в присутствии двух понятых. Бомж сказал: «Я никуда не хочу уходить, сдохну здесь!», и демонстративно лег. «В настоящий момент специалисты социальной службы оформляют медицинские документы для их направления в г. Златоуст, чтобы там предварительно ознакомились с диагнозами Л. М. Ярина. Также специалисты социальной службы города по данному вопросу будут консультироваться в Министерстве социальных отношений области. Хотелось бы отметить, что многие чебаркульцы помогают этому гражданину: подкармливают его и подают деньги. Это стимулирует его вести подобный образ жизни и отказываться от попыток вернуться к нормальному образу жизни».

Вспоминается телепередача, которая транслировалась 3 октября 2016 г. по Первому каналу. В редакцию обратился мальчик: «Дядя Гордон и тетя Юля, — написал он ведущим, — мне очень жалко своего дедушку, который спит прямо в подъезде…» Выяснилось, что Виктора выгнала из квартиры жена, которая на протяжении часа в студии твердила: «Пьёт, орёт, воняет, лечиться не хочет. Вытрепал мне все нервы». На женщину ополчились почти все: мол, избавилась от проблемы — выкинула в общий коридор, хотя он прописан на этой жилплощади.

Но, согласитесь, тут хоть есть на кого вину переложить. В итоге свою помощь предложил врач-нарколог: он забрал героя передачи в больницу, чтобы медикаментами «прочистить» ему мозги, печень, поставить на ноги. «После этого мы определим его в бесплатный реабилитационный центр, может быть, не на один год, — сказал доктор. — Конечно, он будет оттуда сбегать, но здесь должны объединить свои усилия все родственники: вылавливать его, брать за шкирку и снова увозить в центр. И так до тех пор пока он не вылечится!»

Что же делать в нашем случае? Службы разводят руками. Родственников у Леонида Ярина теперь днём с огнём не сыщешь: кому он такой нужен? Кто должен объединить усилия, чтобы спасать человека? Именно человека, ведь какой бы гад не был этот Лёха-полковник, но ведь он же не бездомная собака!

Выход № 2 — написать «дяде Гордону с тётей Юлей», и отправить чебаркульского бомжа решать свою судьбу в Москву на Первый канал. Авось, помогут…

Чтобы добавить комментарий, зарегистрируйтесь на сайте или войдите через соц.сеть:

Похожие материалы (по тегу)