Четверг, 11 Февраль 2016 15:29

«Думали, отогреемся, не понимали, что война»

Опубликовала 
Оцените материал
(4 голосов)
В Чебаркуле и районе проживает около 170 человек, побывавших  в горячих точках. Среди них Александр Глинник (на фото справа) В Чебаркуле и районе проживает около 170 человек, побывавших в горячих точках. Среди них Александр Глинник (на фото справа)

18-летние мальчишки изучали «афганские законы»

Санька был ростом 1,52, худощавый и юркий. Ему, как и многим другим, пришлось научиться стрелять по живым людям и укрываться от вражеских пуль.

Это сейчас Александра Глинника знают почти все чебаркульцы. Он заместитель председателя общественной организации «Долг и честь», в которой состоит около 90 жителей Чебаркуля и района. Часто встречается с теми, кто побывал в горячих точках. Как водится, после таких мероприятий — традиционные 100 граммов «за тех, кого с нами нет». Правда, как говорит Александр, он не употребляет спиртное уже 11 лет. С тех пор, когда пришло время сделать для себя выбор: поминать добрым словом или попасть в ряды тех, кого поминают.

«Мы должны были их защищать!»

18-летний Санька после «учебки» попал по распределению в ракетный полк Заполярья в районе норвежской границы. Натренировал глаз видеть цель на расстоянии, быстро ориентировался на местности, замечал замаскированные предметы. В ноябре 1979 года Саньку и других солдат отправили на боевые стрельбы на Ладогу. Но в Петрозаводске взвод без каких-либо объяснений сняли. Переодели солдат в новую форму — и в Термез, узбекский город на границе с Афганистаном.

— В ночь с 26 на 27 декабря — тревога, — рассказывает Александр. — Пересекли границу, а нас встречают афганцы: мирные, радостные. Мы не знали, что у них на транспарантах написано. У нас был узбек, который перевел, что нас приветствуют. Мы посмеивались, мол, отогреемся здесь, в теплой стране, не понимали, что это война…

У щупленького Саньки была ответственная служба — оператор «Шилки». Это зенитная самоходная артиллерийская установка на базе танка с четырехствольной автоматической 23-мм пушкой. Разработали это уникальное орудие в конце 50-х годов в СССР и назвали в честь притока Амура. «Шилка» стоит на вооружении в 39-ти странах!

— Если с четырех стволов попасть в камень величиной с эту комнату — от него ничего не останется, — гордо говорит Александр.

И вот первый бросок — 253 км своим ходом. Попали под обстрел, но обошлось без жертв. Пока стояли в Хинджане (провинция в горах), несколько часовых было уничтожено. Разведка засекла, откуда «беда ходила». Наши солдаты выехали, наткнулись на душманов. В бою был ранен командир взвода.

И даже после этого не рассуждали о войне и трудностях. Солдатам объяснили, что они посланы в чужую страну для выполнения интернационального долга, помощи афганскому народу.

— Мы должны были их защищать! — как говорит Александр. — Мы Присягу принимали, и приказ для нас был единственным побуждением к действию. Никаких жалоб и нытья.

Конечно, было страшно всем. Особенно после того, как увидели сразу 16 трупов. Ребята задохнулись в 4-километровом туннеле в горах на перевале Саланг. Внутри была большая загазованность, стало трудно дышать, началась паника, стрельба. Вот такая нелепая смерть. Вообще, по словам Александра, немало парней гибло по нелепой случайности: молодые, все интересно, а кругом заряженное оружие.

Спасибо Ангелу-хранителю

Однажды в 4 утра «Шилка» Александра вышла на сопровождение колонны. Пока было время, прикорнули прямо на трансмиссии — тепло, да еще под афганскими одеялами. Когда поступила команда о приближении колонны, вскочили. И вдруг — свист пуль. Обернулись, а все одеяла, словно решето, дырявые от пулеметной очереди.

— В другой раз, — продолжает Александр, — механик Василий крикнул: «Саня!». Я резко повернул голову в его сторону, и мимо меня пролетел осколок от разорвавшейся гранаты. Тогда у меня было лишь ранение и контузия… Если бы не повернулся — погиб.

В Чечне тоже было несколько опасных для жизни моментов, но отделался лишь контузией. Да-да, это не ошибка — именно в Чечне, куда в 1995 году Глинник пошел служить по контракту. Был заместителем командира дивизиона по вооружению. Вернулся в звании капитана и с орденом «За отвагу».

— Я бы и в Сирию сегодня записался, — улыбается Александр. — Да возраст уже не тот… А вообще, не задумываясь повторил бы свой путь заново, если бы мне такая возможность представилась.

Прошло более 30 лет, как Александр простился с Афганом. Сегодня он — простой работяга, хороший семьянин, отец троих детей. В прошлом году разыскал своего друга — механика Василия, который живет в Казахстане. Связался с ним через видеосвязь на компьютере. Кое-как узнали друг друга. Теперь оба с нетерпением ждут встречи наяву.

Чтобы добавить комментарий, зарегистрируйтесь на сайте или войдите через соц.сеть:

Похожие материалы (по тегу)