Среда, 05 Август 2015 14:58

Серега

Опубликовал  Вячеслав БУЛАНОВ, редактор ТК «УралКуз ТВ», член Союза журналистов России
Оцените материал
(9 голосов)

Рассказ

— Серега! Убивают!…Сы-нач-ка!

Сережка вскочил с кровати и бросился, было, на кухню, откуда доносился истошный крик матери, но его остановила проснувшаяся от шума трехлетняя сестренка Лена.

— Сеежа, — захныкав, позвала брата сонная малышка, — Сеежа…
Мальчик ногой толкнул открытую дверь, чтобы приглушить пьяные материнские вопли, и подошел к сестре.

— Ну ты че, Ленуха, — ласково спросил он. — Приснилось че?

— Там опять мама паачет? — со страхом и чуть слышно прошептала девочка.

— Это она поет, — ответил брат, при этом как-то виновато улыбнулся и положил свою руку на крошечную головку сестры. — Ничего не слушай и спи, а я тебе утром жареной картошечки сварганю, ты же ее любишь?

— Да… и моочко еще.

— Ладно, достану где-нибудь.

Когда за дверями наступило затишье, Сережка замурлыкал любимую колыбельную песенку, которую частенько перед сном ему напевала покойная бабушка Александра Николаевна. От воспоминаний о ней Сережкины глаза стали мокрыми. Лунный свет хорошо освещал его лицо: парнишка изо всех сил старался не давать воли слезам, чтобы еще больше не напугать сестренку. А когда та заснула, горько заплакал.

Баба Шура души не чаяла во внуках: насколько любила их, настолько ненавидела дочь с зятем — пьяниц и дебоширов. Она и умирать-то совсем не собиралась: всегда говорила внучатам, что еще их детей успеет понянчить. Но внезапная болезнь быстро «скрутила» бабу Шуру, и год назад она умерла: Сережка с Леной осиротели при живых родителях. В доме даже хлеб перестал водиться. Помогали соседи Зоя Ивановна и Николай Евлампиевич: своих детей бог им не дал, поэтому после смерти Александры Николаевны они стали привечать соседских ребятишек, и каждый день звали их обедать. Поначалу Сережка стеснялся и отказывался от приглашений, но, видя голодную Ленку, поборол в себе чувство неловкости и стал соглашаться. Сам старался есть поменьше, все время поглядывал в сторону сестренки и когда понимал, что та насытилась, спешил побыстрее откланяться. В благодарность Сергей частенько помогал соседям по хозяйству: Николай Евлампиевич на мальчишеские предложения о помощи всегда шутливо отмахивался, но настойчивому парнишке трудно было отказать, и мужчина занимал его нетяжелым трудом, а затем хвалил и часто приговаривал:

— Выйдет из тебя, Серега, толк, настоящим мужиком растешь.

От похвалы у Сереги распирало грудь: ему казалось, что он сразу становится выше ростом и шире в плечах. В такие минуты Сережка чувствовал себя уже не восьмилетним пацаном, а могучим, взрослым дядей. А сосед продолжал нахваливать мальчишку, понимая, что доставляет ребенку радость.

Вчера, в первую годовщину смерти бабушки, Серега помогал соседям складывать дрова в поленницу. После работы Зоя Ивановна подала ему пять рублей, сумму для мальчика небывалую:

— Беги в магазин и купи для себя и Леночки сладостей, да помяните бабу Шуру, только папке с мамкой денег не давай!
Мальчик все-таки решил похвастаться перед родителями честно заработанной пятеркой, тем более в такой день.

— Дай-ка их мне, Серый, — сказал отец, выхватывая из Сережкиных рук деньги, — откуда тебе знать, что покупают на поминки.

В одно мгновение он засунул купюру в карман штанов и помчался в сельпо. Сережка даже не успел ничего возразить в ответ. Минут через 20 тот уже вернулся с тремя шаровками «Агдама» и двумя петушками по пять копеек.

От обиды у мальчика сперло дыхание. Он изо всех сил швырнул леденцы в сторону матери и сквозь зубы процедил:

— Когда вы помрете от своей водки, мы с Ленкой даже на ваши похороны не придем…

— Пшел вон, тварь неблагодарная, кормишь, поишь его! — заорала на сына мать.

— Кто? Вы кормите?! — еле сдерживая слезы, прошипел Серега.

Воспоминания о вчерашнем дне к мальчику пришли, когда он уже задремал. Тут же во сне к нему явилась встревоженная бабушка и умоляла проснуться: сначала ласково, как она умела при жизни, а потом стала громко плакать и ругать внука. Такой бабу Шуру Серега никогда не видел.

Он проснулся как от укола. В комнате сильно пахло дымом: мальчик сразу почувствовал, что у него кружится голова. Сообразив в чем дело, парнишка завернул спящую сестру в одеяло, прикрыл ей лицо, подошел к двери и рванул ее: на кухне вовсю полыхал старый бабушкин диван, рядом за столом спал отец, а мать с разбитым лицом лежала прямо на полу. В считанные секунды Серега схватил Ленку на руки и выскочил во двор. Через заросли крапивы вместе с ней пробрался в огород и положил малышку в междурядье у картофельных кустов. Ленуха не проснулась. Серегу словно током ударило, он вмиг прильнул к ее лицу и только потом облегченно вздохнул: сестра мирно сопела и, как ему показалось в темноте, даже улыбалась. Мальчик понимал, что надо бежать и спасать родителей, но ноги не слушались. Какое-то время Сережка провел в забытьи. А когда очнулся, их старый дом был уже весь в огне. Мальчик слышал крики сбежавшихся на пожар сельчан, среди которых отчетливо выделялся один — очень знакомый и родной голос:

— Там же дети, дети горят, Коля, сделай что-нибудь!

Это была Зоя Ивановна.

— Евлампич, не лезь туда, сгоришь, поздно уже! — кричал кто-то из мужиков. — Сейчас все рухнет.
Сознание вновь покинуло мальчика. Серега пришел в себя, когда стало светать: он осторожно, чтобы не разбудить, взял сестру на руки и медленно направился к дому. Приехавшие из райцентра пожарные заливали остатки пламени, рядом стояли милицейский «бобик» и машина скорой помощи. Зоя Ивановна, завидев детей, упала на колени и громко зарыдала.

* * *
Сережу и Лену отправили в детский дом в Читу, за тысячи километров от родных мест. Зоя Ивановна и Николай Евлампиевич пытались оформить опеку над детьми, но им не разрешили. В 1987 году Серега погиб в Афганистане, за месяц до демобилизации. Прощались с ним всем детдомом.

А через полгода Лене вручили орден Красной Звезды, посмертную награду брата. Она никогда не расстается с ним, орден стал для нее талисманом. Сразу после окончания пединститута Лена вышла замуж, родила сына и дочку. Мальчика назвала в честь своего любимого брата — Серегой.

Чтобы добавить комментарий, зарегистрируйтесь на сайте или войдите через соц.сеть:

Похожие материалы (по тегу)

  • 23 февраля жительнице Чебаркуля Валентине Алексеевой исполнится 90 лет

    В День защитника Отечества в доме Алексеевых собралась дружная семья. И несмотря на то что единственный мужчина в «женском царстве», — военнослужащий, все-таки первый тост подняли за 90-летний юбилей Валентины Иосифовны, и уже второй — за День воинской славы России.

  • «Любить Родину надо уметь!»

    Так считает педагог школы № 6 Игорь Валерьевич Дышаев. И учит детей именно этому.

  • Чебаркуль — «В едином творческом порыве»

    В Чебаркуле открывается выставка творческих работ студентов.

  • У каждого своя война…

    Раскаленная солнцем афганская земля расчерчена множеством дорог, пройденных тысячами советских солдат и офицеров. Для некоторых из них героический путь по горно-пустынным тропам жестокой войны стал последним. Те же, кто смог вернуться домой, бережно хранят воспоминания о погибших товарищах и трудных буднях, помнят о крепкой боевой дружбе и душевных письмах из дома… Так или иначе, каждый привез с собой в родные места свой багаж эмоций и впечатлений, каждый вынес из этой войны для себя что-то особенно важное.

  • «Нас сплотила… беда»

    Один за другим в жизни Расимы Асатуллиной появилось сразу несколько мужчин. На каждого у нее хватило любви, нежности и заботы. Не женщина — богиня.