Пятница, 22 Май 2015 10:44

Путь домой — через концлагерь

Опубликовал  Владимир КАЛИНИН Марк КОРЮКОВ
Оцените материал
(1 Голосовать)
Петр Федорович Патенко с племянницей  Любовью Николаевной Черноок Петр Федорович Патенко с племянницей Любовью Николаевной Черноок

Петру Патенко пришлось пережить настоящую Одиссею, прежде чем он оказался в Чебаркуле

Есть под Полтавой городок Зеньков. Типично украинская природа, гоголевские места.

В небольшой деревне, что в окрестностях Зенькова, проживала семья Патенко. Глава семьи Федор работал конюхом и мечтал, что его сын получит хорошее образование. Но подростку Петру еще не исполнилось и 16 лет, когда началась война.

Вскоре через село начали отступать советские войска, почти без оружия. Один солдат бросил винтовку в колодец: «А что я буду делать без патронов?». С отступающими войсками ушел и отец. Навсегда — где-то пропал без вести. Под Зеньковом в 1941 году немцы не заставили себя долго ждать — явились уже в сентябре.

«В тот день я пошел пахать огород, — вспоминает первую встречу с фашистскими солдатами Петр Федорович Патенко. — Запряг лошадей. Только прошли одну борозду, как началась стрельба. С соседом залегли в вишневом саду, пахать забросили. Добежали до соседа — у него хата глиняная, не простреливается. Легли на пол, переждали стрельбу. Потом я лошадей вывел из огорода, повел в бригаду. А там меня уже немцы поджидали, они лошадей себе выбирали…»

Начались дни оккупации. Фашисты собрали селян, сообщили о своем порядке. Вскоре из подростков сколотили бригаду, которую возглавил сосед Петра. Хлопцев отправили в Зеньков до дальнейших распоряжений. Там ребята распрягли лошадей и переночевали, а утром их односельчанин лесник Пилип говорит: «Быстро собирайтесь — и домой!». Подростки выполнили наказ лесника, и остается только гадать, чего они избежали в дальнейшем. А Пилип поплатился за это жизнью: как он не прятался, его выследили и расстреляли.
Через какое-то время Петру опять прислали повестку. На сей раз было ясно — отправляют трудиться в Германию. Собирали рабочую силу под надзором полицаев. Набили людьми полные вагоны — и в Киев. Там проверка, баня. После — опять вагоны, дорога через Польшу в Германию. Где-то недалеко от Дюссельдорфа ждали «покупатели». Петра определил к себе какой-то пожилой немец. Всех пятерых подростков, выбранных им, старик привез на пригородном поезде в село. Там новоприбывших рабов разобрали по дворам. Начиная с раннего утра следующего дня потянулись однообразные трудовые будни подневольного человека. То в поле, то в хлеву, то в лесу. Ухаживал за животными, убирал навоз, косил траву, валил деревья. Однажды топором чуть не покалечил себе ногу, но обошлось, рана зажила. Утром давали кофе с молоком и булочкой, на обед — суп-баланда, которая напоминала Петру о голодном 1933 годе на Украине. Когда группу таких вот трудяг поселили в общежитие, стало легче. Была возможность ходить в соседнее село за хлебом.

«Мы и не знали об успехах наших войск на фронте, не знали о Победе, — вспоминает Петр Федорович. — Просто однажды какие-то люди велели нам погрузиться в телегу и отвезли на железнодорожную станцию. Дальше сборный пункт и опять вагоны. Нагрузили нас, мы доехали до какого-то бывшего концлагеря. Может, это был знаменитый Освенцим. Нас остановили в чистом поле, больше недели мы стояли возле этого концлагеря. Имелась возможность ознакомиться с этим печальным местом лучше. К тому времени концлагерь был пуст, но были заметны страшные следы того, что там происходило. На полках — одежда, обувь заключенных. Много детской…»
А дальше была дорога в Россию: от Бреста через Минск, Москву и Пензу в Чебаркуль. Там Петру велели выгружаться и привели в барак, заставленный двухъярусными койками. Наутро: «Вставайте, завтракать — и на работу!». Был и вызов в спецотдел «одной весомой организации». Люди в погонах спрашивали Петра: «А почему ты попал в плен? Почему не застрелился?». Оказалось, что эшелон, который доставил его на Урал, вез бывших наших военнопленных.

Тогдашний начальник цеха № 8 метзавода Андрей Иванович Журавлев определил молодого человека в цех учеником фрезеровщика. Там Петр Патенко встал за фрезерный станок и проработал в цехе 40 лет. А на Украину, в родную Полтавщину, он вернулся через год после того как стал заводчанином, во время отпуска. Там наконец-то встретился с матерью. Но жить в родной деревне не остался. Поначалу рвался, да начальник цеха проявил волю: «Не пущу!». А там уже появилась своя семья. Две дочери Петра Федоровича разлетелись из родного гнезда, словно повторяя душевные метания отца. Одна живет на Украине, в Черниговской области, другая — в нашем краю, в соседнем Миассе.

Чтобы добавить комментарий, зарегистрируйтесь на сайте или войдите через соц.сеть:

Похожие материалы (по тегу)

  • 23 февраля жительнице Чебаркуля Валентине Алексеевой исполнится 90 лет

    В День защитника Отечества в доме Алексеевых собралась дружная семья. И несмотря на то что единственный мужчина в «женском царстве», — военнослужащий, все-таки первый тост подняли за 90-летний юбилей Валентины Иосифовны, и уже второй — за День воинской славы России.

  • «Дети войны» получили удостоверения

    Глава города Сергей Ковригин вручил документ 55-ти чебаркульцам

  • У каждого своя война…

    Раскаленная солнцем афганская земля расчерчена множеством дорог, пройденных тысячами советских солдат и офицеров. Для некоторых из них героический путь по горно-пустынным тропам жестокой войны стал последним. Те же, кто смог вернуться домой, бережно хранят воспоминания о погибших товарищах и трудных буднях, помнят о крепкой боевой дружбе и душевных письмах из дома… Так или иначе, каждый привез с собой в родные места свой багаж эмоций и впечатлений, каждый вынес из этой войны для себя что-то особенно важное.

  • «Нас сплотила… беда»

    Один за другим в жизни Расимы Асатуллиной появилось сразу несколько мужчин. На каждого у нее хватило любви, нежности и заботы. Не женщина — богиня.

  • Жизненное кредо Митрошиных — честь и долг

    Наверное, больше половины чебаркульцев помнит заслуженного педагога Константина Михайловича Митрошина. Мы, школьники начала 80-х годов, наблюдали, как интересный, добродушный и, как нам казалось, пожилой человек воспитывает молодое поколение. Все, видя его, улыбались. И тогда никто из нас, малолеток, не мог предполагать, что сын Константина Михайловича служит в Афганистане…