Пятница, 13 Март 2015 12:39

Учитель Трофим Кураев

Опубликовал  Елена Туранина
Оцените материал
(4 голосов)

Директора и педагога Варламовской школы арестовали в 1941 году

Сегодня в нашем районе проживают близкие родственники Трофима Степановича: внуки, правнуки и праправнуки. Они бережно хранят память о нем и неразгаданную тайну событий тех лет. О жизни и судьбе талантливого учителя и замечательного человека Трофима Степановича Кураева многое поведали и архивные документы.

Трофим Степанович родился в 1894 году в селе Смольково Самарской губернии. По окончании сельской школы он получил профессию учителя грамоты во второклассной учительской школе села Карминское, которую окончил в 1911 году. А через пять лет выучился еще и на агронома.

В октябре 1916 года его мобилизовали на 1-ю мировую войну. Он служил канцеляристом в 245 запасном пехотном полку, расквартированном в г. Вольске Саратовской губернии.

В 1930-ом Трофим Степанович, обучаясь в Челябинском пединституте, был назначен преподавателем естествознания и химии в Варламовскую неполную среднюю школу. Он переехал в село вместе с женой Марией Владимировной и сыном Аркадием. В 1931 году в семье Кураевых родился второй сын Владимир, а через два года умерла жена Трофима Степановича. Рано овдовев, с двумя маленькими детьми сельский учитель не отказался от помощи доброй женщины Татьяны Николаевны Постниковой, которая впоследствии стала ему женой и второй матерью детям.

10 лет жизни посвятил Трофим Степанович Варламовской школе. Его знали буквально все учителя района, уважали сельчане. В 1937 году после ареста директора школы, священника Ивана Никитовича Селезнева, Трофим Степанович принял руководство педколлективом. Он еще не знал, что унаследует от предшественника не только любовь и признание сельчан, но и тяжелый крест…
В марте 1941 года Трофима Степановича арестовали. Ему предъявили обвинение в антисоветской агитации. Началась череда допросов. В качестве свидетелей по делу привлекли многих учителей района, директоров школ, председателей исполкомов. Никто не мог сказать больше того, что сказал сам Трофим Степанович. Ни он, ни они не видели в действиях обвиняемого никакой антисоветской пропаганды.

Из обвинений по делу: «Преподавая естествознание, Кураев никогда не увязывает материал с дарвинизмом, не знакомит учащихся с коммунистической наукой развития природы. В школе не висят портреты вождей, нет знамени, нет краткого курса истории ВКП (б). Антирелигиозная пропаганда в школе совсем не ведется. В школе имеются учащиеся, которые носят на шее кресты, выпускники уходят политически недоразвитыми. В пасхальные дни до 40 человек учащихся не явились в школу, сам директор и учителя праздновали пасху. В школе хранится Святое Евангелие, поповские ризы и георгиевский крест».

Кроме этого Трофим Степанович высказывался за улучшение уровня жизни бедствовавших в то время учителей, предложил выдвинуть протест в сельсовете: «Работников за учреждениями закрепляют, а кормить не кормят. В частности, нашим учителям дают по 500-600 г. хлеба, и то не каждый день. Если не выдадите учителям муки, они не выйдут на работу, а чтобы их не судили за прогул, я, как директор, выдам им справки, что они сидели голодными».

«Нас не снабжают хлебом, а голодом работать не будем», — поддерживал директора молодой учитель немецкого языка Олег Константинович Юстов, за что тоже был арестован. Кураев Трофим Степанович в июле 1941 года был приговорен к 10 годам лишения свободы. После осмотра тюремным врачом засвидетельствовано состояние заключенного: малокровие, бруцеллез. В 1942 году Трофим Степанович, находясь в заключении, умер.

После ареста главы, семья Кураевых долго пребывала в неведении и ожидании своего кормильца. Младший сын Трофима Степановича Владимир после окончания Великой Отечественной начал поиски отца. Он многие годы рассылал письма в разные инстанции, пытаясь узнать о его судьбе. Последнее письмо Владимира Трофимовича написано в 1999 году: «Мой отец был арестован весной 1941 года. Утром, я это хорошо помню, мне было 10 лет, появились сотрудники НКВД. Они подняли нас с постели, отца усадили за стол, направив в него пистолет, а нас с матерью загнали в угол. В доме все перевернули. Ничего не найдя, они, забрав отца, покинули дом. Наши вещи были выброшены на улицу, а нам было предложено убраться, пока всех не арестовали. Мы с матерью ушли из села и скрывались в лесу до глубокой осени, после чего добрые люди приютили нас в амбаре. С тех пор я ничего об отце не знаю. В период моей жизни мне не раз напоминали, КЕМ был мой отец, но я не переставал верить в его невиновность. Вместе с моим отцом был арестован самый молодой учитель нашей школы Юстов Олег Константинович. Я разыскал его в селе Кундравы. Олег Константинович рассказал мне, что его и моего отца судили в Златоусте. Суд был закрытый, судила «тройка» по 58-й статье. Олег Константинович не устоял на допросе. Будучи мальчишкой, он испугался, когда ему поднесли к голове пистолет, и подписал все, что от него потребовали. За это, вероятно, ему и сохранили жизнь, хотя он прошел 6 лет северных лагерей. А моего отца, под пистолетом отказавшегося подписать ложные обвинения, наверняка расстреляли».

Чтобы добавить комментарий, зарегистрируйтесь на сайте или войдите через соц.сеть:

Похожие материалы (по тегу)

  • 23 февраля жительнице Чебаркуля Валентине Алексеевой исполнится 90 лет

    В День защитника Отечества в доме Алексеевых собралась дружная семья. И несмотря на то что единственный мужчина в «женском царстве», — военнослужащий, все-таки первый тост подняли за 90-летний юбилей Валентины Иосифовны, и уже второй — за День воинской славы России.

  • У каждого своя война…

    Раскаленная солнцем афганская земля расчерчена множеством дорог, пройденных тысячами советских солдат и офицеров. Для некоторых из них героический путь по горно-пустынным тропам жестокой войны стал последним. Те же, кто смог вернуться домой, бережно хранят воспоминания о погибших товарищах и трудных буднях, помнят о крепкой боевой дружбе и душевных письмах из дома… Так или иначе, каждый привез с собой в родные места свой багаж эмоций и впечатлений, каждый вынес из этой войны для себя что-то особенно важное.

  • «Нас сплотила… беда»

    Один за другим в жизни Расимы Асатуллиной появилось сразу несколько мужчин. На каждого у нее хватило любви, нежности и заботы. Не женщина — богиня.

  • Жизненное кредо Митрошиных — честь и долг

    Наверное, больше половины чебаркульцев помнит заслуженного педагога Константина Михайловича Митрошина. Мы, школьники начала 80-х годов, наблюдали, как интересный, добродушный и, как нам казалось, пожилой человек воспитывает молодое поколение. Все, видя его, улыбались. И тогда никто из нас, малолеток, не мог предполагать, что сын Константина Михайловича служит в Афганистане…

  • «Школьные годы чудесные…»

    В редакцию газеты «Южноуралец» попали воспоминания бывшего учителя русского языка и литературы школы № 4, ветерана труда Тамары Прокофьевны Воробьевой. В стенах данного образовательного учреждения она проработала с 1971 по 1981 годы. Вот что рассказывает педагог.