Пятница, 05 Декабрь 2014 10:52

Сын за отца не отвечает?

Опубликовал  Светлана Тонкошурова, Елена Туранина (по материалам готовящейся к печати Книги Памяти жертв политических репрессий Чебаркульского района)
Оцените материал
(0 голосов)
Михаил Барышников отца потерял  в мирное время Михаил Барышников отца потерял в мирное время

Дважды кавалеру ордена Трудовой Славы Михаилу Барышникову в детстве пришлось примерить долю сына врага народа

Воспоминания об отце у жителя с. Верхние Караси Михаила Степановича Барышникова остались самые светлые: они вместе рыбачили на озере Миассовом, вечером на берегу варили уху, маленький Миша мечтал спуститься в 100-метровую шахту, в которой работал отец.

На всю жизнь запомнился ему и тот страшный день, когда отца забрали.

— Стоял февраль. Отец был в то время в отпуске, с утра уехал на делянку за сеном. А я заигрался с другом, который жил по соседству, — рассказал Михаил Степанович. — Милиция нагрянула неожиданно. Хозяина дома не оказалось. Поехали за ним, привезли. В его присутствии произвели в доме обыск. Женщины на улице тревожно закричали: «Мишка, иди скорей домой, отца забрали!» Я кинулся домой, отца уже уводили. Обернувшись и увидев меня, он крикнул: «Миша! Помни, я ни в чем не виноват!»

Степан Федорович Барышников работал тогда бригадиром Непряхинского прииска Миассзолото. Несколько месяцев на шахте не выполнялся план, денег рабочим не платили, и семья его с трудом сводила концы с концами. Степан Федорович, когда пошел в отпуск, сказал на работе, что не вернется на шахту, пойдет работать в колхоз. Вскоре за ним и приехали…

— Мы — три брата — остались с матерью и старенькой бабушкой. Мне тогда было 9 лет, Виктору — 6, а Василию 4 года, — продолжил свой рассказ Михаил Степанович. — Вскоре началась война, и, мне, как самому старшему, пришлось искать работу. Вскоре, в 41 году, арестовали маму за то, что она принесла в кармане немного корма для скота. Ее посадили на 1,5 года, а я остался за старшего. Если бы не корова, мы бы умерли с голоду.

Три года, начиная с 1943, мальчик работал в подсобном хозяйстве военного госпиталя, устроенного на территории санатория Кисегач: возил сено, помогал выращивать картофель, ухаживал за лошадьми. Все довольствие за день — три чашки похлебки из крапивы или капусты, и 400 г хлеба.

После войны Михаил Степанович служил в армии, в танковых войсках. Вспоминает, что до места службы добирались долго, 9 дней. Уже в вагоне все ребята сдружились. Командир, конечно, знал, что у его бойца отец — «враг народа», но считал так: «Если бы ты был враг народа, ты бы здесь не служил».

Вернулся Михаил Степанович в свои родные Караси в 1952 году, женился. Отработал в геологоразведке по области 12 лет, затем недолго на шахте. В последнее время трудился на рыбном хозяйстве в Карасях — почти 23 года.

О судьбе своего отца Михаил Степанович и его брат Василий узнали только в 1989 году. Тогда же им прислали справку о его реабилитации.

Запросив в Челябинском государственном архиве документы осужденного в 1938 году Барышникова Степана Федоровича, мы нашли в архивно-следственном деле его автобиографию. Вот некоторые выдержки из нее: «Я остался сиротой от отца в 6 лет, с 10-летнего возраста жил в батраках. С 1913 года я был отдан в батраки обществом, и общество за меня получало деньги, которые я зарабатывал. Эти деньги шли в банк, для того, чтобы можно было обмундироваться при поступлении на военную службу, в казачестве велось так, что обмундирование было свое. Прожил я в батраках до июня 1919 года. В июне 1919 года я был мобилизован в белую армию, зачислен в 4-й Оренбургский казачий запасной полк».

С Белой армией Степан Федорович отступал до Владивостока, с ней ушел за границу. А в марте 1923 года вернулся на родину. Занимался сельским хозяйством, работал на лесоповале. «С 1 февраля по 6 мая 1931 года был председателем колхоза в поселке Косотурка 2-го Ключевского сельсовета, уволился по болезни, затем работал в артели рыбаков, — пишет он в своей автобиографии. — За все время проживания дома я антисоветской агитации не вел. Когда мы уходили из Китая, нам начальство говорило, что советская власть долго не просуществует, что скоро будет переворот, но мы этому не верили и уехали домой».

Барышников Степан Федорович, 1900 г. р., уроженец села Верхние Караси, по приговору тройки УНКВД был расстрелян в Челябинске 22 апреля 1938 года в 17 часов. Предположительное место захоронения — Золотая гора. Вечная память ему! И всем, безвинно пострадавшим…

Чтобы добавить комментарий, зарегистрируйтесь на сайте или войдите через соц.сеть:

Похожие материалы (по тегу)

  • 23 февраля жительнице Чебаркуля Валентине Алексеевой исполнится 90 лет

    В День защитника Отечества в доме Алексеевых собралась дружная семья. И несмотря на то что единственный мужчина в «женском царстве», — военнослужащий, все-таки первый тост подняли за 90-летний юбилей Валентины Иосифовны, и уже второй — за День воинской славы России.

  • У каждого своя война…

    Раскаленная солнцем афганская земля расчерчена множеством дорог, пройденных тысячами советских солдат и офицеров. Для некоторых из них героический путь по горно-пустынным тропам жестокой войны стал последним. Те же, кто смог вернуться домой, бережно хранят воспоминания о погибших товарищах и трудных буднях, помнят о крепкой боевой дружбе и душевных письмах из дома… Так или иначе, каждый привез с собой в родные места свой багаж эмоций и впечатлений, каждый вынес из этой войны для себя что-то особенно важное.

  • «Нас сплотила… беда»

    Один за другим в жизни Расимы Асатуллиной появилось сразу несколько мужчин. На каждого у нее хватило любви, нежности и заботы. Не женщина — богиня.

  • Жизненное кредо Митрошиных — честь и долг

    Наверное, больше половины чебаркульцев помнит заслуженного педагога Константина Михайловича Митрошина. Мы, школьники начала 80-х годов, наблюдали, как интересный, добродушный и, как нам казалось, пожилой человек воспитывает молодое поколение. Все, видя его, улыбались. И тогда никто из нас, малолеток, не мог предполагать, что сын Константина Михайловича служит в Афганистане…

  • «Школьные годы чудесные…»

    В редакцию газеты «Южноуралец» попали воспоминания бывшего учителя русского языка и литературы школы № 4, ветерана труда Тамары Прокофьевны Воробьевой. В стенах данного образовательного учреждения она проработала с 1971 по 1981 годы. Вот что рассказывает педагог.