Пятница, 28 Ноябрь 2014 11:39

Бриллианты слов и музыки в ожерелье судьбы

Опубликовала 
Оцените материал
(0 голосов)

Путешественник и поющий поэт Евгений Банников уверен: творчество и туризм — это, собственно, и есть сама жизнь

Чебаркуль Женю знает и помнит его песни. Отчасти по концертам в поддержку Галины Батутиной, отчасти по совместным выходам на природу, по песням у костра, по походам.

На высоте, где могут жить лишь Боги, все иначе

Страсть к походам у Евгения из детства. Родом он из Сатки. Еще в школе какая-то нелегкая занесла Женю в турклуб, которым тогда руководила Надежда Петровна Толкачева. Ходили в походы. А после, как водится, собирались все вместе, гоняли чаи и обсуждали: что да как. Это мероприятие туристы и тогда, и нынче именуют одинаково: точка. В этих точках, как считает Евгений Банников, и зародилась его тяга к сочинительству. Сначала зарифмованные описания пройденных километров, а позднее — песни.

Евгений Банников — турист и альпинист весьма серьезный. Его коллекции семитысячников можно обзавидоваться. Авторы Википедии называют среди покоренных Женей вершин пик Победы (7439) и Хан-Тенгри (7010) на Тянь-Шане, пик Ленина (7134) и Корженевской (7105) на Памире, а кроме — Монблан (на который Банникова пригласили французы), Эльбрус и пр. и др.

— В горах меняется сознание, — уверен Евгений Банников. — Допустим, деньги там имеют совсем другое значение. Был такой случай. Я купил видеокамеру профессиональную, очень дорогую. Понес ее на пик Победы. Внизу я не знал, куда ее положить, чтобы не дай бог не ударить, не потерять. А когда поднялись на вершину, пришлось спешно спускать вниз одного парня из нашей группы: он очень сильно заболел. Тут уж не до съемок. Я зарыл эту камеру в снег безо всякого сожаления.

У Евгения Банникова мало походных фотографий с собственным изображением и еще меньше видео. Как правило, снимает именно он. Вернувшись с пика Ленина, он сделал фильм, который вышел на конкурс самодеятельных произведений путешественников под названием «7134». Снимать на высоте, по признанию Евгения, сложно. За облаками самочувствие — как после инфаркта. А тут надо все поймать — лавину, сходящую с вершины, солнце, запутавшееся в горах, группу, которая идет по маршруту. Судя по видео, размещенному в интернете, Евгению все это удается.

— Туризм — это образ жизни, — утверждает Банников. — Это скорее философия, а не вид спорта. Детей, на мой взгляд, необходимо обучать тому, как развести костер, как выжить в лесу. Дети сейчас от природы оторваны. Случись какая ситуация, они даже не смогут себя обеспечить жизненно необходимыми вещами. А в походах дети начинают по-другому смотреть на мир. Палатка, спальник, тяжелый рюкзак, холодные ночи — это испытание для физики, но несомненный плюс для закаливания внутреннего стержня. После похода ведь не помнишь ничего плохого. Спускаешься с серьезной горы, поначалу чувствуешь себя прямо-таки совершенством. Только продолжается это недолго. Быстро начинаешь понимать, что вообще не совершенен, что нужно двигаться вперед, развиваться, как-то расти.

— Сейчас альпинизм превратился в коммерческий вид спорта, — с явным неодобрением оценивает сегодняшние реалии Евгений. — Заплатили полтора миллиона — поднимаешься на Эверест. Плохо уже, понимаешь, что выше нельзя идти. Но спонсоры деньги заплатили, нужно дойти до вершины. Поэтому там и лежат на каждом шагу тела погибших. 

Самому Евгению приходилось принимать участие в спасоперациях. Он был среди тех, кто в 2006 году с пика Победы спускал по просьбе родственников тело погибшего альпиниста Данияра Муканова.

Один из участников этой экспедиции Виктор Шишминцев вспоминает: «Женя (и еще пара человек) были «шерпами» нашей команды. На их долю выпала тяжелая работа по подноске и переноске грузов из нижних лагерей в верхние с целью обеспечения работы передовой группы. Вставая в 3-4 часа утра (рано утром гора дремлет и менее агрессивна и опасна) они уходили вниз за очередной порцией груза и снаряжения. Потом с тяжело гружеными рюкзаками возвращались назад и, если надо, шли дальше вверх, в следующий промежуточный лагерь. Работа титаническая и опасная, так как по нескольку раз приходилось преодолевать участки маршрута, грозящие ледовыми и снежными обвалами. Женя — натура творческая, неординарная, мне кажется, легкоранимая. Необычайно отзывчив на чужую боль, очень добр и бескорыстен. Великий труженик в горах. Кроме основных обязанностей, Женя снимал видеофильм о нашей горной эпопее, а это, поверьте мне, очень и очень непростая работа».

Сочинительство — своеобразный наркотик

Евгений Банников пишет песни: слова и музыку. За 30 лет их вышло более 100. При этом ни музыкального, ни литературного образования у него нет. Пробовал сочинять еще в школе, участвовал в капустниках. Освоил гитару. Начали рождаться песни. Дома стояло фортепиано — это от мамы, папа играл на аккордеоне.

Когда Евгений учился на историческом факультете Челябинского университета, песня помогала ему запоминать материал.

— Берешь информацию и тупо ее рифмуешь. Она прочно врезается в память, — рассказывает Евгений. — Так у меня появилась песня про Ликурга. Я вообще на всех древнегреческих героев делал зарисовочки и так все запоминал. Не нужно было писать поэму, достаточно сочинить два четверостишия и выучить их. Как будто бы ты входишь в мир тех исторических персонажей, воображаешь, как они думали, и оказываешься как бы внутри той исторической ситуации.

Вообще, по словам Евгения, песни рождаются по-разному. Интересная история случилась в северном городе Ноябрьск. Там уральский бард познакомился и подружился с ребятами из местной театральной студии: услышал, как они исполняют его песни. Позднее они вместе ходили в походы, в том числе, серьезные. На пик Ленина, например.
Когда молодые актеры решили поставить «Маленького принца», предложили Евгению Банникову написать песни к своему спектаклю. Так родился целый цикл.

— Я перечитал книгу, вспомнил судьбу Сент-Экзюпери, — обозначил путь тех песен Евгений. — То, что в итоге получилось и прозвучало со сцены — это было мое видение. После спектакля люди подходили и спрашивали: «Это Ваши песни?» Они многим казались необычными.

Немало песен написал он на отснятое в походах видео. Сегодня его откровенно радует то, что у него нет нужды писать песни по необходимости. Песенное творчество так и не стало его профессией. Хотя стартовые позиции были весьма неплохие. В дуэте с Курбатовым Банников дважды становился лауреатом самого престижного в стране бардовского фестиваля — Грушинского. Довелось ему там петь и со знаменитой гитары.

На сцену Евгений начал выходить еще в школе. Всегда очень волновался: и тогда, и сейчас.

— Не знаю, кто не волнуется перед выходом, — озвучивает свои эмоции поющий поэт. — Когда мы пели с Леней Курбатовым, нас приглашали часто. Перед выходом тебя колотит. А вышел, прожектора ослепили, увидел людей — трансформируешься, происходит какой-то взрыв, и поешь. Вообще это сложно. Я не завидую актерам, которые песней или словом зарабатывают на жизнь. Я не могу одно и то же по три-четыре раза в день повторять. Каждый концерт получается немножечко другой.

Евгений Банников любит петь не свои песни. Знает наизусть практически всего Высоцкого, других известных поэтов-песенников. Часами может петь, не повторяясь.

Чтобы добавить комментарий, зарегистрируйтесь на сайте или войдите через соц.сеть:

Похожие материалы (по тегу)