Суббота, 08 Ноябрь 2014 11:53

Как генерал японцев запугал

Опубликовал  Алиса Рускова
Оцените материал
(16 голосов)
Памятник И.Р.Апанасенко в Белгороде Памятник И.Р.Апанасенко в Белгороде

В течение 1941 года между японцами и немцами шла серьезная перепалка. Немецкая разведка утверждала, что Советы «из-под носа» японцев уводят дивизии и перебрасывают их на Запад. Японская же разведка настаивала на том, что ни одна советская дивизия не покинула своих мест дислокации. 

Что же происходило на самом деле.

Накануне Великой Отечественной войны Военному совету Дальневосточного фронта, которым предстояла командовать ставшему генералом армии Апанасенко, были подчинены пять общевойсковых и две воздушных армии, один особый стрелковый корпус. Тихоокеанский флот и Амурская флотилия находились в оперативном подчинении ДВФ. К началу Великой Отечественной численность Дальневосточного фронта составляла 704 тысячи человек против семисот тысяч японцев.

В октябре 1941 года под Москвой сложилась угрожающая обстановка, требующая переброски войск с Дальнего востока. Немцы уже праздновали "взятие Москвы", а японские войска активно и агрессивно готовились к нападению. Красной армии нужны были свежие дивизии и здесь и там. Генерал Апанасенко решительно заявил Сталину, что готов отправить одновременно почти три десятка соединений. Это фактически – все боеспособные части.

Переброска войск началась немедленно. В ноябре 41-го дальневосточные дивизии уже сражались под Москвой.

А что же оголенный Дальний Восток? Кто же здесь защищал страну от нападения Японии? Оказалось, что Апанасенко на те же позиции, где стояли уходившие на Запад дивизии, ставил новые части, причем, под прежними номерами.

При этом органы тыла Красной Армии на формирование новых дальневосточных подразделений не выделяли ни продовольствия, ни вооружения, ни обмундирования.

Безусловно, в Москве о такой инициативе Апанасенко знали, но ни одобрять, ни осуждать не спешили. Пусть, мол, сам командующий выкручивается с вопросом снабжения формируемых им дивизий.

Но Иосифа Родионовича это не смутило. По обстоятельствам военного времени он сосредоточил в своих руках огромную власть, и распоряжался ей с максимальной пользой для страны. Его приказы были обязаны выполнять все партийные и хозяйственные структуры. И он организовал на Дальнем Востоке новые военные производства. Тысячи учебных винтовок переделали в боевые, наладили ремонт орудий, производство минометов, артиллерийских снарядов, мин, патронов, радиостанций, различного военного снаряжения. Мобилизовался и ремонтировался автотранспорт, при частях создавался гужевой парк.

Зная о том, что с Дальнего Востока на фронт постоянно прибывают свежие дивизии, Гитлер требовал от своих японских союзников начала наступления Квантунской армии. Но японцы в ответ выставляли свои аргументы: воинские части с номерами, которые сообщили им немцы, стоят на дальневосточных рубежах СССР и, судя по всему, никуда перемещаться не собираются.

Более того, росла интенсивность боевой подготовки личного состава, увеличивалась его численность. Так, в июле 1942 года в составе ДВФ числилось 1 миллион 446 тысяч человек, свыше 2 тысяч танков и САУ, в разное время от 8 до 16 тысяч орудий и минометов, от 3 до 4 тысяч боевых самолетов.

И такое положение дел пугало японское командование, оттягивало сроки вступления Страны восходящего солнца в войну с Советским Союзом. О чем и сообщал советскому руководству работавший в Японии советский разведчик Рихард Зорге.

Все это позволяло увеличивать группировку советских войск на западе, действовать более решительно, без оглядки на восток. А  Япония так до конца войны и предпочла сохранять вооруженный нейтралитет, боясь силы Дальневосточного фронта.  

По материалам книги генерал-майора Петра Григорьевича Григоренко «В подполье можно встретить только крыс»

 

Чтобы добавить комментарий, зарегистрируйтесь на сайте или войдите через соц.сеть:

Похожие материалы (по тегу)

  • 23 февраля жительнице Чебаркуля Валентине Алексеевой исполнится 90 лет

    В День защитника Отечества в доме Алексеевых собралась дружная семья. И несмотря на то что единственный мужчина в «женском царстве», — военнослужащий, все-таки первый тост подняли за 90-летний юбилей Валентины Иосифовны, и уже второй — за День воинской славы России.

  • «Дети войны» получили удостоверения

    Глава города Сергей Ковригин вручил документ 55-ти чебаркульцам

  • У каждого своя война…

    Раскаленная солнцем афганская земля расчерчена множеством дорог, пройденных тысячами советских солдат и офицеров. Для некоторых из них героический путь по горно-пустынным тропам жестокой войны стал последним. Те же, кто смог вернуться домой, бережно хранят воспоминания о погибших товарищах и трудных буднях, помнят о крепкой боевой дружбе и душевных письмах из дома… Так или иначе, каждый привез с собой в родные места свой багаж эмоций и впечатлений, каждый вынес из этой войны для себя что-то особенно важное.

  • «Нас сплотила… беда»

    Один за другим в жизни Расимы Асатуллиной появилось сразу несколько мужчин. На каждого у нее хватило любви, нежности и заботы. Не женщина — богиня.

  • Жизненное кредо Митрошиных — честь и долг

    Наверное, больше половины чебаркульцев помнит заслуженного педагога Константина Михайловича Митрошина. Мы, школьники начала 80-х годов, наблюдали, как интересный, добродушный и, как нам казалось, пожилой человек воспитывает молодое поколение. Все, видя его, улыбались. И тогда никто из нас, малолеток, не мог предполагать, что сын Константина Михайловича служит в Афганистане…