Пятница, 31 Октябрь 2014 11:25

«Родник» не должен засохнуть

Опубликовал  Марк Корюков
Оцените материал
(1 Голосовать)
Заседание литературной группы, ноябрь 2007 г.: Лидия Савельева, Валентина Почтарева,  Александр Десяткин, Владислав Павлов Заседание литературной группы, ноябрь 2007 г.: Лидия Савельева, Валентина Почтарева, Александр Десяткин, Владислав Павлов

Для чего после работы бежать в редакцию «Южноуральца»? Чтобы встретиться с друзьями — писателями и поэтами

Именно так поступали чебаркульцы, увлеченно занимающиеся в литературном объединении «Родник» — авторском сообществе с неповторимым творческим лицом.

На столе — ничего эдакого, придут ведь и дети. Символическое угощение — печенье и чай, крепко заваренный ответственным секретарем газеты Ольгой Куреповой. В то далекое время она великолепно исполняла роль хозяйки.

Владимир Максимцов остался в памяти не только чебаркульцев. Он упомянут в энциклопедии Челябинска, нашей области, его произведения изучаются на школьных уроках, как говорят методисты, «при использовании регионального компонента». Тогда, в начале девяностых, именно Владимир Иванович садился во главе стола, где в роли председательского кресла выступал весьма обшарпанный редакционный стул. И начиналось…

Занятия литературного объединения «Родник» при Максимцове напоминали открытый урок у именитого, набившего оскомину в своем деле учителя. Он давал высказаться всем, не пресекая даже жесткие споры. Мол, пусть молодой поэт послушает критику коллег. Раз служитель муз выводит свое произведение в люди, надо быть готовым, в том числе, к читательскому непониманию и неприятию. Под занавес выступлений каждого автора Владимир Максимцов несколькими точными штрихами подчеркивал плюсы и минусы, что-то советовал доработать, а чаще хвалил. Понимал, как важно для творческого человека доброе слово. Читал и свои стихи, даже просто записанные мысли. Мировоззрение его чем-то напоминало песни Талькова или книги Достоевского: боль за судьбу Родины, истовая православная вера, мучительный поиск истины.

Участники литературного объединения были уникальны своей непохожестью. Казалось, усмешка судьбы собирала за одним столом столь разных людей. Как-то на одно из заседаний пришел невысокий человек с бородкой, в простеньких очках — вид настоящего русского интеллигента, трогательного в своей беззащитности. А когда он начал читать, все замерли: «Снег вас целует неумело в губы, щеки и даже ресницы… Он не выглядывает лица…» В возникшей паузе тогда стало ясно, что в лице Андрея Лосева наша поэзия приобрела большого мастера, чуткого знатока людских сердец. Он потом это не раз доказал своими стихами и выступлениями.
Лидия Савельева производила впечатление женщины суровой. Но когда начинала читать, то раскрывалась ее широкая душа, сострадательность, эмоциональность. Светлана Игнатущенко и Юрий Батутин запомнились как лирики, романтики. Подлинно народным автором представал Анатолий Зенин. Вот уж кому удалось создать неповторимый, узнаваемый стиль — найти свою колею. Бытовые стихи-наброски, почти частушки о пенсионерском житье-бытье, бане, рыбалке сочетались с памфлетами в адрес тогдашнего правительства и одами в честь красоты матушки-природы. Ему по стилю был близок Юрий Трубчанинов со своей знаменитой фразой: «Но не могут с крыльями прокладки нам помочь в критические дни». В этих строчках — усмешка над навязчивой рекламой и боль за будущее России девяностых годов…

Всех авторов, увы, не перечислить. Много их было — хороших и разных. Иных уж нет, а кто — далече…

Эстафету Владимира Максимцова подхватила Елена Телегина. Чебаркульцам она известна как педагог-психолог, а значит, человек душевной гармонии. Это нашло отражение и в ее творчестве и в организации творческой деятельности других. Жизнь литературного объединения «Родник» при Елене Борисовне вышла за рамки вечеров в редакции. Поэты начали собираться друг у друга дома, на природе. Вместе любовались озерными закатами, слушали гармонь, выступали перед учителями, посетителями библиотек, молодежью.
Теперь это история. Можно сказать, история нашей чебаркульской культуры. Вы усмехаетесь? Но ведь культура — это не только изысканность. Бывает, что обилие виньеток, словесных длиннот, парения автора в Эмпиреях и прочие «тюрлюрлю» не имеют к культуре ровным счетом никакого отношения. Но бывает, что какой-нибудь беззубый дед Щукарь в огромных валенках придумает срифмованный каламбур или прибаутку и заставит задуматься о нашем бытие. И всем вокруг от этого станет тепло и радостно. А во все времена человечество понимало культуру и как творческую деятельность, способствующую развитию человека. Подчеркиваю — развитию. Деградация — антикультура.

Написана или нет последняя страница истории литературного объединения «Родник»? Хочется верить, что нет. Но это зависит и от тебя, уважаемый читатель.

Чтобы добавить комментарий, зарегистрируйтесь на сайте или войдите через соц.сеть:

Похожие материалы (по тегу)