Среда, 02 Октябрь 2013 15:45

В событиях у Белого дома участвовал чебаркулец

Опубликовала 
Оцените материал
(3 голосов)

Ровно 20 лет назад, 3 октября 1993 года, в России едва не началась гражданская война

Даже сегодня, спустя многие годы, видео-хроника тех событий в Москве вызывает жутковатые ощущения. Непроизвольно из глубины сознания всплывают слова Александра Пушкина: «Нет ничего страшнее русского бунта — бессмысленного и беспощадного». Каково же было тем, кто волею судеб (даже не по собственному выбору) оказался в самой гуще тех событий. 

Полковник МВД в отставке Наиль Фахрудинов в 1992 году по рекомендации ГУВД Челябинской области был направлен на очное обучение в Академию МВД Российской Федерации.
Наиль Абдулвалиевич вспоминает, что 3 октября он, вместе с другими слушателями, находился на лекциях, когда в аудиторию пришли руководители академии, сняли всю его группу и еще одну из параллельного потока (всего 28 человек) с занятий и направили в центр Москвы на охрану общественного порядка, пояснив, что там сложилась чрезвычайная ситуация.
Наиль Фахрудинов— Нам сказали, что более детально задачу поставят на месте, — вспоминает начало того дня Наиль Фахрудинов. — Завели всех на первый этаж, выдали каждому по пистолету, по два магазина, плащ-накидку и сух-пай. Мы так были удивлены, что за событие?
Слушателей академии доставили на автобусе к посольству Соединенных Штатов, в районе которого собрались огромные массы людей с флагами и петардами, и поставили их для усиления оцепления рядом с военнослужащими.
— Подошел командир и посоветовал нам прикрыть свои погоны, потому что митингующие выхватывали офицеров из заграждения, и можно было серьезно пострадать. А там тысяч восемь народу столпилось. Мы накидки поплотнее набросили, тем более что в это время хлынул сильнейший дождь. Дальше толпа двинулась на нас. У солдат были щиты, а у нас-то не было. Помню, женщина одна с палкой какой-то подошла и мне по левой руке ударила со всего размаха. Только мне руку подвязали, тут новая команда: у гостиницы «Украина» подняли троллейбус с народом и раскачивают, нас туда. Там давай массу людей разгонять. Первое впечатление было такое — группа на группу, масса на массу — просто неуправляемая толпа. В какой-то момент вся эта масса двинулась к Белому дому. Ночью с 3 на 4 октября, когда шла атака на Останкино, началось самое ужасное. Подъехал ГАЗ-66 и из него прямо на мостовую у Крымского моста начали выбрасывать оружие: автоматы, пистолеты. Оно падало во все руки, которые только были рядом, и люди начали стрелять. Кто нападает, там было непонятно. Масса гражданских, масса военных, масса милиционеров — все смешалось. Пули свистят, и кто куда: кто за деревья, кто в кусты. Еще той ночью нам дали команду: не допустить столкновения двух колонн: тысяч по пятнадцать шли стенка на стенку: одни за Хазбулатова, другие за Ельцина. Нам тогда удалось эти две демонстрации развести. Думаю, если бы у сил правопорядка ничего не получилось, было бы много жертв с обеих сторон. А вообще мало приятного было находиться между ними, потому что представления не имели, откуда что прилетит.

Только к утру 4 октября начали разбираться, что там происходит, у Крымского моста: с той стороны моста находились те, кто стоял за Руцкого и Хазбулатова, а с этой уже те, кто за Ельцина. Вообще, там интересная ситуация была, как в 17-ом году. Костры начали жечь. Агитировали друг друга перейти на другую сторону.
Позднее милиционерам — сторонникам президента сообщили, что вся огромная территория вокруг Белого Дома взята в три кольца: всех выпускают, никого не впускают. Слушателям Академии пришлось нести службу на улицах Москвы не один день, как они рассчитывали, а 15 (каждый день службы шел за три).
— Тогда такой случай произошел: мы замерзли, захотели есть, втроем тихонько вышли за кольцо и пошли в магазин. Купили, что хотели, стали заходить — нас такие же, как мы сотрудники в форме остановили: кто такие. Вплоть до того, что стволы друг на друга наставили. Потом по паролям поняли, что мы с одной стороны. То есть поначалу была полная неразбериха. Потом ситуация прояснилась, и после 4 октября больших потасовок уже не было, хотя, то там, то здесь локальные конфликты возникали еще несколько дней. Я, конечно, не мог всего видеть, но потом в академии мы отсматривали видео и разбирали разные ситуации. Я очень рад, что никому из сотрудников не пришлось применять оружия.
Наиль Фахрудинов и сегодня, как 20 лет назад, не сомневается, что поддерживал своими действиями законного президента страны. Хотя, признается, что в тот момент не очень понимал политическую подоплеку событий.
Что же все-таки в 1993 году поставило страну на грань гражданской войны? Что привело к событиям, в которых, по официальным данным, не менее 157 человек погибли и 384 были ранены?
21 сентября президент Борис Ельцин подписал указ № 1400 о роспуске Съезда народных депутатов и Верховного Совета, чем была нарушена действовавшая тогда Конституция. Сразу после издания этого указа Ельцин де-юре был автоматически отрешен от должности президента. Собравшийся в тот же день Президиум Верховного Совета, осуществляющий контроль за соблюдением конституции, констатировал этот юридический факт. Съезд народных депутатов подтвердил данное решение и оценил действия президента как государственный переворот. Однако Борис Ельцин де-факто продолжал осуществлять полномочия президента России. В частности, именно на основании указа Бориса Ельцина от 3 октября 1993 № 1575 чебаркулец Наиль Фахрудинов и его коллеги по Академии были мобилизованы на выполнение задач в условиях чрезвычайного положения в г. Москве «с распространением гарантий и компенсаций, установленных законодательством».
В завершении рассказа о тех событиях — любопытный факт: компенсации за те 15 дней оказались настолько велики, что привели в оторопь их получателей. По словам Наиля Абдулвалиевича, им тогда выдали единоразово сумму более чем в 100 раз превышающую их среднемесячную заработную плату.

Чтобы добавить комментарий, зарегистрируйтесь на сайте или войдите через соц.сеть:

Похожие материалы (по тегу)

  • 23 февраля жительнице Чебаркуля Валентине Алексеевой исполнится 90 лет

    В День защитника Отечества в доме Алексеевых собралась дружная семья. И несмотря на то что единственный мужчина в «женском царстве», — военнослужащий, все-таки первый тост подняли за 90-летний юбилей Валентины Иосифовны, и уже второй — за День воинской славы России.

  • У каждого своя война…

    Раскаленная солнцем афганская земля расчерчена множеством дорог, пройденных тысячами советских солдат и офицеров. Для некоторых из них героический путь по горно-пустынным тропам жестокой войны стал последним. Те же, кто смог вернуться домой, бережно хранят воспоминания о погибших товарищах и трудных буднях, помнят о крепкой боевой дружбе и душевных письмах из дома… Так или иначе, каждый привез с собой в родные места свой багаж эмоций и впечатлений, каждый вынес из этой войны для себя что-то особенно важное.

  • «Нас сплотила… беда»

    Один за другим в жизни Расимы Асатуллиной появилось сразу несколько мужчин. На каждого у нее хватило любви, нежности и заботы. Не женщина — богиня.

  • Жизненное кредо Митрошиных — честь и долг

    Наверное, больше половины чебаркульцев помнит заслуженного педагога Константина Михайловича Митрошина. Мы, школьники начала 80-х годов, наблюдали, как интересный, добродушный и, как нам казалось, пожилой человек воспитывает молодое поколение. Все, видя его, улыбались. И тогда никто из нас, малолеток, не мог предполагать, что сын Константина Михайловича служит в Афганистане…

  • «Школьные годы чудесные…»

    В редакцию газеты «Южноуралец» попали воспоминания бывшего учителя русского языка и литературы школы № 4, ветерана труда Тамары Прокофьевны Воробьевой. В стенах данного образовательного учреждения она проработала с 1971 по 1981 годы. Вот что рассказывает педагог.