Четверг, 15 Март 2012 09:32

Мы кузнецы, и дух наш молод!

Опубликовала 
Оцените материал
(0 голосов)

Анатолий Иванович НикульшинВ кузнечно-прессовом цехе все так, и все не так, как каких-нибудь 15-20 лет назад.
Почти как в фильме «Москва слезам не верит»: через 20 лет жизнь совсем другая станет!
Многое на заводе изменилось, в том числе и привычный график:
— Если когда-то мы работали в три смены по 8 часов, то сейчас — в две по 12 часов, — сравнил былое и настоящее Анатолий Иванович Никульшин, который мог выйти на заслуженный отдых еще 17 лет назад.

— Сначала многие это нововведение не принимали, зато теперь считают этот режим более удобным, чем прежний. Я же всегда работаю в день и на пенсию пока не собираюсь — не отпускают!
Его воспитанники, которым он помогает постичь премудрости кузнечного дела, в шутку называют дедушкой. Наставник не обижается.
— Хорошая молодежь, обучаемая, отличные ребята, — говорит Анатолий Иванович. — Для их практического обучения на заводе целый пролет выделен.
В этом пролете, — одна молодежь, среди которой есть еще один наставник — Виктор Александрович Попов.
— Кто горбатый — выпрямим, кто слишком прямой — согнем, — пошутил тот. — Выгнать-то всегда можно, только лучше помочь одному — найти себя, другому — преодолеть страх, третьему — лень. Парни у меня хорошие: вот, например, Азамат Фаизов — умница, помогает мне работать с первокурсниками.
Эти ребята пока учатся быть мастерами своего дела, а те, кто уже получил рабочую путевку, трудятся без лишних перекуров: план необходимо выполнять.
— Работы столько, что, на самом деле, не присесть, — сказал мастер КПЦ Александр Сергеевич Панишев. — Сам я из Златоуста, тоже был мастером на предприятии, которое закрыли там как нерентабельное, а нас транспортом «Уральской кузницы» привозят на работу в Чебаркуль. Работу на этих двух заводах сравнивать нельзя: здесь и напряжение, и ответственность совсем другие. Там мы делали только заготовки, а в этой кузне — уже готовая продукция.
Чтобы качество продукции соответствовало стандартам качества, в цехе постоянно работают контролеры ОТК: кто-то прямо у молота следит за температурой металла, который, если можно так сказать, еще в руках кузнецов.
— Моя задача — организация работы ОТК кузнечного участка и предотвращение выпуска брака, — пояснил мастер ОТК Максим Швец.
Если говорить о Максиме Владимировиче, то, можно сказать, он представитель рабочей династии: его мать трудится крановщицей в 8-м цехе, а дядя, брат отца, Борис Швец, слесарем газовой службы.
Продолжил династию и бригадир ковочной бригады 54 молота Андрей Пашков.
— В цехе я уже 10 лет, — сказал Андрей Иванович. — Начал трудиться вторым подручным, теперь вот — бригадир. И не жалею, что начал осваивать профессию с самых азов: чтобы людьми руководить, необходимо знать весь производственный процесс и его тонкости, а это только с годами приходит. Мой отец, Иван Иванович Пашков, тоже работал бригадиром, поэтому своим опытом поделился со мной, многому меня научил. Хорошо помогает в общении с людьми и институт физкультуры, который я закончил, чтобы стать тренером. Не жалею, что поменял одну работу на другую: ребята в бригаде отличные: Александр Нигматулин, Алексей Антипов, Александр Угрюмов, Сергей Черный, Артем Трубеев. Все они спортивные. Артем, например, — баскетболист.
Ничего, что Андрей Пашков не стал тренером, хотя, думается, навыки первой профессии ему тоже пригодятся: кто как не папа научит плавать четверых своих детей: двух дочек и двух сыновей!
В цехе грохот, жара, а, пообщавшись с хорошими людьми, даже не замечаешь никакого дискомфорта: все-таки и люди способны творить климат, особенно в коллективе, и погоду на предприятии.
От грохочущих молотов переходим на более спокойный участок.
— Помимо молотов в цехе работают две кольцераскатные машины, — объяснил заместитель начальника цеха Александр Манжосов. — В апреле 2008-го в ОАО «Уральская кузница» введена в эксплуатацию кольцераскатная машина RAW 200(250)/160(200) – 3500/1000. Это первый в России комплекс для производства крупных колец. Новое оборудование позволяет производить кольца от 400 до 4200 мм по внешнему диаметру и от 60 до 1000 мм по высоте.
На другой, небольшой, кольцераскатной машине, где работает Константин Югалдин, делают трамвайные колеса.
Для общения с нами Константин смог выделить не больше минуты. Эта минута появилась тогда, когда из горячей заготовки получилось трамвайное колесо. Его, пышущее жаром, увезли по назначению, а новая заготовка еще не была доставлена.
— На кольцераскатной машине мне работать легче, чем у молота, — объяснил Константин, — я этому учился. Кузнецам сложнее здесь: на пульте — масса рычагов, и, чтобы быстро переключать их, нужен отработанный навык...
Все. На этом разговор закончился: время дать форму колеса следующей заготовке.
И так во всем цехе: каждый на своем месте, каждый занят так, что оторвать кого-то на минуту от работы сродни преступлению.
— В цехе ни задержек, никаких проблем — все строго по плану, — отрапортовал Александр Манжосов. — И так у нас всегда!

Любовь  БАСИЛАШВИЛИ 

 

 

 

 

 

 

 

 

Чтобы добавить комментарий, зарегистрируйтесь на сайте или войдите через соц.сеть: