Среда, 18 Январь 2012 13:32

очередной «титаник» теряет курс

Опубликовала 
Оцените материал
(0 голосов)

коровНекогда крупнейшее животноводческое предприятие нашего района,  хозяйство «Чебаркульское», избавляется от коров
Сегодня 519 оставшихся в хозяйстве буренок дают чуть больше трех тысяч литров молока. А еще четыре года назад на фермах шести отделений предприятия содержалось около двух с половиной тысяч коров. Тогда на чебаркульский молочный завод из Травников ежедневно отправляли по 20 тонн молока.

 

Жизнь «до ручки» довела
Огромное предприятие, которое по масштабам производства вполне сопоставимо с целыми районами, начало испытывать трудности еще в 90-х, в годы перестройки. Тогда хозяйству удалось выстоять. Причем, без привлечения инвестора, самостоятельно. Тенденции последнего десятилетия доконали его окончательно.
Уже в 2008-09 годах стало ясно — без привлечения стороннего капитала хозяйству не выдюжить. Из-за пресловутого диспаритета цен оборотных средств едва хватало на покрытие первоочередных нужд. Какая уж тут модернизация и техническое перевооружение! А тем временем техника постарела и износилась до неприличия, практически до уровня металлолома, коровники обветшали, не говоря уже об условиях труда, которые ни на йоту не приблизились к современным: и кормежка, и дойка — все вручную.
В какой-то момент казалось, забрезжил свет в конце тоннеля — ООО «Равис» взялось взвалить на себя груз забот о животноводческом предприятии-гиганте. За несколько месяцев сосновцы вложили сюда около 10 млн. рублей: рассчитались с долгами предприятия по зарплате и налогам. А потом передумали.
— Я вступил в должность главы района в конце марта 2010 года, — вспоминает ситуацию двухлетней давности Александр Король, — Через 10 дней приехал Сергей Сергеев — представитель «Рависа» и сообщил, что «Равис» уходит из СПК «Чебаркуль». Это было как снег на голову: нужно готовиться к посевной, а тут такое. Вместе с инвестором ушел и директор предприятия. Представляете ситуацию: ни инвестора, ни руководителя. Я собрал правление кооператива, написал постановление о назначении главного инженера Сергея Леонидовича Полякова исполняющим обязанности председателя СПК и предложил ему организовать подготовку к весенне-полевым работам.
Поскольку общий долг предприятия перед кредиторами и по налогам на тот момент составлял около 25 млн. рублей, была запущена процедура банкротства.

Банкротство
5 мая 2010 г. в хозяйство пришел конкурсный управляющий Сергей Деревсков. Он изначально не стремился распродать предприятие по частям, а пытался сохранить его целостность:
— Задача конкурсного управляющего — инвентаризация имущества должника, его оценка, сбережение и последующая продажа. При этом законом специально обеспечена мера сохранности предприятий сельхозназначения. Эту задачу я выполнил. На торги предприятие вышло одним лотом, как единый имущественный комплекс.
Вся процедура заняла ровно год. При этом остановить работу хозяйства означало нанести ему непоправимый урон: ведь речь шла не только о технике, зданиях, но и о живых организмах — коровах и телятах, которые требовали постоянного ежедневного ухода. А, значит, необходимо было сеять, заготавливать корма, приобретать горючее, запчасти, нести прочие расходы. Все это выходило за рамки полномочий конкурсного управляющего. Необходимо было как-то выходить из положения, что-то создавать. Местные специалисты наотрез отказались поучаствовать в этом процессе. Вот тогда и было создано ООО «Чебаркульское», которое возглавил челябинец Николай Сапрыкин.

Прыгнули в воду — барахтайтесь сами
В начале июля 2010 года ООО «Чебаркульское» взяло в аренду имущество СПК «Чебаркуль». И осталось без какой бы то ни было финансовой поддержки государства.
— Предприятие можно было легко вывести из прорыва, если бы положение о дотациях (2 рубля за каждый произведенный и реализованный литр молока) предусматривало предоставление их предприятиям-банкротам, — уверен Сергей Деревсков. — Но ООО «Чебаркульское» никаких дотаций не получало. Оно не являлось собственником имущественного комплекса, хоть и производило продукцию. Таким образом, если посчитать то молоко, которое за 2 года хозяйство отправило на переработку и которое жители региона успешно выпили, сумма дотационной поддержки могла бы составить около 20 млн. рублей. Достаточно, чтобы свести концы с концами.
Даже несмотря на то что за последние два года рыночная ситуация изменилась не в пользу сельхозтоваропроизводителей. Стоимость электроэнергии и горючего возросла в 2 раза, выплаты по налогам и сборам увеличились весьма ощутимо, а закупочные цены на молоко подросли всего ничего: с 11 до 14 рублей за литр. В результате ООО «Чебаркульское» за полтора года работы накопило 30 миллионов рублей кредиторской задолженности. Последнюю точку в этой истории поставил небывалый урожай 2012 года.

Караул — зерно уродилось!
— В прошлом году ситуация была намного лучше, — делится наболевшим Николай Сапрыкин, — Этот урожайный год нас окончательно подкосил. В 2010 зерно, пусть его и мало было, сдавали по цене от 7 до 9 рублей за кило. Сегодня и по два рубля никто не берет. Мы вообще рассчитывали поправить ситуацию за счет растениеводства. Вложились. Посеяли в полтора раза больше. Получили приличный урожай. Думали, будем жить припеваючи. Вместо этого имеем убытки. Полторы тысячи тонн нормального фуражного зерна четвертого класса сегодня лежат на наших складах. Но реализовать его мы не можем. По любой цене, даже значительно ниже себестоимости. Никто не берет.
Так или иначе, в ловушку урожайного года угодили все растениеводы. Одни увязли менее глубоко, другие — более.

Спрос  на инвесторов превышает предложение
— На первом после муниципальных выборов аппаратном совещании при губернаторе в мае 2010 года, когда Михаил Валериевич предоставил мне слово, я озвучил проблему с СПК «Чебаркуль», — рассказывает глава района Александр Король. — В протокол совещания было занесено поручение мне как главе района и министру сельского хозяйства Ивану Феклину решить проблему с привлечением инвестора.
И начались «смотрины». 11 потенциальных собственников один за другим приезжали взглянуть на хозяйство. В итоге ни один из них не решился взвалить на себя эту обузу. Ведь по самым скромным подсчетам, для того, чтобы такое крупное и запущенное хозяйство поднять с колен, необходимо вложить в него 200-300 миллионов рублей.
— Безусловно, найти инвестора в сельскохозяйственное производство — это большая проблема, — определяет сегодняшнюю ситуацию в сельском хозяйстве начальник отдела животноводства Минсельхоза области Алексей Кобылин. — Но конкурс все же предполагал поиск именно эффективного инвестора, который обладает финансовыми возможностями, для того, чтобы предприятие могло развиваться, сохранять поголовье, и, соответственно, производить продукцию в прежних объемах. Ошибка руководства района заключается в том, что оно предвосхитило возможность появления настоящего собственника, при котором предприятие могло бы развиваться.
— Что помешало этим самым настоящим собственникам участвовать в торгах? — недоумевает Сергей Деревсков. — Я как конкурсный управляющий обязан был выставить имущественный комплекс на продажу. При этом дело носило публичный характер. Объявления о продаже хозяйства мы разместили в местной прессе, и в «Южноуральской панораме». Я, как положено, месяц ждал интересных предложений от потенциальных эффективных собственников, но их ведь не поступило. Более того, мы с главой района участвовали во всех переговорах с потенциальными инвесторами. Каждое предложение обязательно рассматривали. Но никто же не согласился на покупку предприятия. Хотя 49 млн. на тот момент это была шикарная цена. Активы хозяйства оценивались в 200 млн. руб.

Последний бой, он трудный самый
Торги выиграло ООО «Чебаркульское». В ноябре 2011 года это предприятие получило зеленку на имущественный комплекс СПК «Чебаркуль». И практически сразу же взяло курс на сокращение поголовья КРС.
— Мы живем в условиях сужающегося производства, — пояснил директор предприятия Николай Сапрыкин. — И будем сокращать производство до того момента, пока по рентабельности не выйдем на ноль.
Чтобы реализовать скот, необходимо сначала получить на него ветеринарное свидетельство.
— Как только я услышал о том, что предприятие пытается вывезти скот, предупредил все службы района — ни при каких условиях разрешения не подписывать, — рассказывает о начальном этапе этой, проигранной, битвы Александр Король, — затем получаю информацию, что в сторону Маскайки проследовал скотовоз. Специалисты съездили, посмотрели — действительно, вывозят. На утро привлек милицию, сам туда поехал. Сапрыкин и Деревсков показали нам документы, из которых следует, что скот (более 400 голов) уже передан другим собственникам, которые теперь его и забирают. Милиция в недоумении: люди вывозят свое добро, где здесь нарушение закона? Спросили ветеринарное свидетельство. Оказывается, есть копия разрешения о выбытии скота. Подписано начальником управления ветеринарии Министерства сельского хозяйства области В. В. Тихоновым на 1485 голов крупного рогатого скота, в том числе 985 коров.
Так механизм «сужающегося производства» вышел на «производственную мощность».

А люди что ж?
История с СПК «Чебаркуль» весьма напоминает другую, с Кундравинским хозяйством. Там летом 2009 года тоже едва не отправили под нож тысячу с лишним коров. Тогда вмешались областные власти. Ликвидацию стада удалось предотвратить.
При всей схожести двух ситуаций, одно разительное отличие бросается в глаза. Это отношение к происходящему коллективов предприятий. Когда в Кундравах начались проблемы, его работники подняли шум: писали во все инстанции, привлекали прессу, теребили власти. В редакции «Южноуральца» и у главы района кундравинцы просто прописались. И при этом продолжали добросовестно трудиться.
С СПК «Чебаркуль» все иначе.
— Народ руководство предприятия не поддержал, — считает глава района. — Люди увидели, что положение сложное и вместо того, чтобы поднапрячься и выстоять, начали потихоньку все растаскивать: доярки молоко, механизаторы горючее, скотники — корма.
Многие нашли другую работу. Благо, выбор есть: рядом нефтеперекачка и каменные карьеры, плюс интенсивно развивающаяся «Чебаркульская птица». И … тишина.
Может быть, отчасти именно поэтому вероятность хеппи энда в травниковской истории сегодня весьма маловероятна.

Кто на новенького?
— СПК «Чебаркуль» — не первое предприятие Чебаркульского района, которое избавляется от коров, — анализирует сегодняшнюю ситуацию Александр Король, — 7 лет назад районное стадо насчитывало 18881 голову, в том числе 9362 фуражные коровы, на 1 января 2012 года в районе осталось 11031 голова КРС и 4640 коров. Снижение поголовья шло постепенно. Еще в 2005 году стадо «похудело» на 1475 голов. Затем в 2008 один инвестор ликвидировал животноводство в с. Попово. Другой инвестор, который пришел по рекомендации областного Министерства сельского хозяйства, сделал то же самое в с. Филимоново. В результате район потерял еще более тысячи дойных коров. И, наконец, в 2009 году едва не пустили под нож 1700 кундравинских коровушек. Тогда с помощью областных властей большую часть стада удалось уберечь. Совершенно очевидно, что приход инвестора вовсе не гарантирует сохранности поголовья. Меняются собственники, меняются главы района, а ситуация продолжает усугубляться. Уверен, пора всерьез задуматься, почему так происходит. И что необходимо предпринять на государственном уровне, чтобы сберечь хотя бы то, что имеем. Ведь сегодня и те предприятия, которые вроде бы неплохо работают, повышают продуктивность, наращивают поголовье, испытывают огромные трудности, в первую очередь, финансовые. Мы все прекрасно понимаем, что речь идет о продовольственной безопасности страны. И дело это архиважное. 

Татьяна ДОБРЫНИНА 

Чтобы добавить комментарий, зарегистрируйтесь на сайте или войдите через соц.сеть: